Меню

Каким Вы видите будущее человеческой цивилизации?

Технологическая экспансия по Галактике.
Отказ от технологической цивилизации. Биологическая эволюция на Земле в гармонии с другими видами.
Переход человечества от биологической сущности к другим формам существования.
Вымирание.
Какой либо иной путь, навязанный инопланетной цивилизацией.
Файловое хранилище:

 Обратная связь
Система Orphus
Отправить письмо администраторуОтправить SMS (СМС)администратору

323670109

 Статистика


Сейчас на сайте:

Гости: 6

Чат:
в чате никого нет

 Форумы

lastforumНовая модель планеты Земля и Д... (30)
lastforumКонкреционная модель планеты З... (59)
lastforumГенератор Тарасенко (42)
lastforumПроисхождение нефти (76)
lastforumОбразование нефти. Теория Тара... (21)
lastforumГеология о новой энергии (1)
lastforumГеология о новой энергии (67)
lastforumШаровые конкреции - новая энер... (1)
lastforumШаровые конкреции - новая энер... (35)
lastforumНовая модель планеты Земля и Д... (101)
lastforumЕщё раз о гравитации (0)
lastforumНужно ли продолжение темы ГЕОЛ... (91)
lastforumГлобальное изменение климата (21)
lastforumБесшатунный двигатель С.С. Бал... (0)
lastforumНовая модель планеты Земля и Д... (90)

 Последние новости

lastnewsУченые разрабатывают препарат для помещения человека в спячку
lastnewsГде бы находился ваш дом на Пангее?
lastnewsНазваны причины аномального отупления человечества
lastnewsСколько человек нужно для межзвездного перелета?
lastnewsНа Марсе нашли признаки существования жизни
lastnewsПочему у магазинных помидоров «картонный» привкус?
lastnewsПредсказано уничтожение инопланетян людьми
lastnewsКто изобрел спички?
lastnewsУченые посчитали осьминогов инопланетянами
lastnewsПопыткам человечества договориться с пришельцами предрекли провал
lastnewsСуществование бога опровергнуто математически
lastnewsУченые подтвердили возраст Шигирского идола. Ему 11,6 тысячи лет
lastnewsКакая звезда находится дальше всех от Земли?
lastnewsМогла ли на Земле быть другая развитая цивилизация до нас?
lastnewsНа нарушающий законы физики двигатель дали денег
lastnewsФото дня: над причудливыми облаками Юпитера
lastnewsLockheed Martin заподозрили в создании действующего термоядерного реактора
lastnewsМожет ли темная материя породить «темную жизнь»?
lastnewsПочему садится голос?
lastnewsNASA предлагает желающим отправить свои имена к Солнцу
lastnewsНа Луне нашли достаточные для ее колонизации запасы воды
lastnewsПослания инопланетян могут быть смертельно опасными
lastnewsКак будут вести себя люди, узнав о существовании пришельцев?
lastnewsЧто означает олимпийский флаг?
lastnewsТаким Марс вы ещё не видели! NASA выложило в Сеть потрясающее панорамное видео
lastnewsДоказано неизбежное вырождение людей
lastnewsПочему на стеклах зимой появляются узоры?
lastnewsВ Неваде тестируют ядерный реактор для марсианских миссий
lastnewsУдивительный полёт сквозь туманность Ориона
lastnewsВысоко над Юпитером: одни из последних кадров Juno
lastnewsПочему Новый год начинается с 1 января?
lastnewsЯдерный синтез без сверхвысоких температур: революция в энергетике
lastnewsПролетевший мимо Земли Оумуамуа назвали кораблем пришельцев
lastnewsМлечный Путь оказался смертоносным для инопланетных цивилизаций
lastnewsПочему в году 365 дней?
lastnewsОбнаружен первый в истории межзвездный астероид
lastnewsУченые подсчитали мощность компьютера размером с Вселенную
lastnewsВещество, из которого зародилась жизнь: новое открытие
lastnewsКак добыть кислород на Марсе?
lastnewsНазван способ распознать женскую ложь
lastnewsПочему Большая (и Малая) Медведица? Почему не Медведь? Только ли по-русски это так?
lastnewsНазвана причина невидимости инопланетян
lastnewsБлижайшая к Солнечной системе звезда может быть... украдена
lastnewsПочему листья меняют цвет осенью?
lastnewsКосмический телескоп Hubble обнаружил странный космический объект, относящийся к неизвестному ранее типу
lastnewsРаскрыта тайна строительства египетских пирамид
lastnewsСахар признали наркотиком
lastnewsРаскрыта главная причина неизбежного старения
lastnewsПервые свидетельства в пользу физической теории происхождения жизни
lastnewsCassini раскрыл последнюю тайну Сатурна


 Комментарии

lastnewsАга. Пришельцы посещали Землю много миллионов лет ...
lastnewsДураки мерикашки - надо было строить межзвёздный к...
lastnewsМежгалактический? А почему с нашей галактики не мо...
lastnewsЕсли пришельцы прилетят, то нам придётся объяснять...
lastnewsТеплопроводность твёрдых пород не столь высока, вс...
lastnewsА толкнул Джона Лилли на это изобретение запрет на...
lastnewsЧтобы получить ХЯС нужно понять приро-
ду я...

lastnewsсматрите inception клич из бездны 2012...
lastnews«Vision Mercedes-Maybach 6 соединяет теплый аналог...
lastnewsХорошо бы получить полную запись сырых данных этог...
lastnewsСтационарный метеор?...
lastnewsРано или поздно сигнал искусственного происхождени...
lastnewsМоя теория Потопа и Оледенения очень удачно попала...
lastnewsСпасал ее и СССР. В 1971г. когда в Америке был оче...
lastnewsПолучается,что именно Россия спасла США, а не благ...


 Очерки истории цивилизации. Книга вторая. ПОЯВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Знаете ли Вы что ...
Птенец малиновки за день съедает 3,5 метра дождевых червей.

Астро информер

Техномагия. Любая достаточно развитая технология неотличима от волшебства...
Проект "Ковчег". Чем вы лучше остальных 7 млрд. землян?


Версия для печати

    * Книга вторая. ПОЯВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА *


    Глава шестая. ПОЯВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА


1. Происхождение человека.
2. Первые следы человекоподобных существ.
3. Гейдельбергский человек

    1


Происхождение человека и его отношение к другим животным было причиной
и предметом ожесточенных споров и противоречий, продолжавшихся последнюю
сотню лет. В ученой среде преобладает мнение, что человек произошел от более
примитивного существа, что у него и человекообразных обезьян -- шимпанзе,
орангутангов, горилл -- общий предок и что этот предок произошел от еще
более примитивных форм, от более раннего вида млекопитающих. Этот ряд можно
продолжить: общим предком для всех млекопитающих является рептилия, а та
произошла от амфибии, которая в свою очередь произошла от примитивной рыбы.
Эта родословная основана на сравнении анатомических признаков человека и
других позвоночных животных.
Еще одним подтверждением являются характерные стадии, которые проходит
эмбрион человека до своего рождения. В самом начале он напоминает рыбу, у
него есть жабры; его печень и сердце -- как у рыбы. Затем эмбрион проходит
фазы земноводного и рептилии, и только потом у него появляются черты низшего
млекопитающего. Какое-то время у него заметен хвост. Даже в своем
индивидуальном развитии эмбрион человека начинает не с человеческих черт.
Путь к человеческому облику он проходит постепенно. В то же время, по ряду
мелких несущественных теперь признаков -- скажем, по наличию и расположению
рудиментарного волосяного покрова на конечностях -- человек по-прежнему
похож на обезьяну.
Миллионы и миллионы лет понадобились для того, чтобы сформировался
облик человека, каким мы его знаем.
В начале этого пути было первое движение первой живой клетки среди
океанских просторов.
Автор этой книги придерживается естественнонаучной точки зрения на
происхождение человека. Он считает ее вполне обоснованной и доказанной. Но
не следует забывать о том, что теория происхождения человека от животного до
сих пор имеет непримиримых противников, в том числе среди многих
образованных и даже ученых людей.
Многие верующие не согласны с научным мнением, поскольку природа
человека, как им кажется, падшая (с библейской точки зрения) и не является
результатом долгого совершенствования (развития живых видов). Но задача
историка -- иметь дело не с тем, что кажется, а с тем, что есть на самом
деле. Ни одна из более-менее влиятельных церквей в настоящее время не
настаивает на буквальном и дословном толковании библейского текста, столь же
образного и иносказательного, как и любое другое поэтическое произведение. И
до тех пор, пока биология настаивает на животном происхождении человеческой
души, у науки и религии нет повода для противоречий в этом вопросе.
Нам следовало сделать это отступление, прежде чем мы продолжим тему о
происхождении человека. Автор излагает здесь то, что находит правильным, и
не считает нужным приводить возражения оппонентов, которые он полагает
необоснованными и которые невозможно проверить.
Что касается многих крупных млекопитающих, то вполне возможно
проследить, почти шаг за шагом, предшественников современных видов вплоть до
эоценового предка. Так обстоит дело, например, со слонами, верблюдами,
лошадьми. К настоящему времени найдено множество ископаемых остатков древних
видов, которые можно расположить в очень тесной последовательности друг за
другом. Но нужно признать, что с предками человека все выглядит иначе,
находки здесь случаются довольно редко и обычно бывают неполными. В вопросе
о происхождении человека еще достаточно пробелов, которые необходимо
заполнить.
В те дни, когда великий английский натуралист Чарлз Дарвин (1809--1882)
привлек внимание всего мира к этому вопросу в своей книге "Происхождение
человека", известные доисторические остатки человека были единичны и не
складывались в общую картину. Огромная пропасть, казалось, всегда будет
отделять человека от человекообразных обезьян, и "недостающее звено" стало
расхожим выражением в научных дискуссиях.
Лишь совсем недавно были найдены остатки доисторического существа,
которые, очевидно, помогут перебросить мостик от человека к его предкам.
Самая удивительная из этих находок -- череп, обнаруженный в Таунгсе в 1924
году, а также уникальная серия остатков синантропа, открытая возле Пекина.
По ряду признаков обе эти группы остатков принадлежали существам, по
своему развитию находившимся где-то посредине между современным человеком и
обезьяной. По строению зубов, черепной коробки, по посадке головы и
покатости лба эти черепа напоминают человеческие. Но, с другой стороны, их
нельзя отнести к какому-нибудь из известных типов доисторических людей.
Дарвина зачастую упрекают, при этом совершенно необоснованно, будто бы
согласно его учению предком человека является какая-то человекообразная
обезьяна, вроде шимпанзе, гориллы или орангутанга. Но в этом не больше
смысла, чем в утверждении, например, что я "произошел" от эскимоса или
готтентота одного со мной возраста или даже моложе.
Понимая нелепость подобного утверждения, другие заявляют, что у
человека и человекообразных обезьян один, общий и непосредственный предок.
Некоторые из таких "антропологов" пускаются в рассуждения о двойственном и
тройственном происхождении человека: у негроидов-де был гориллоподобный
предок, китайцы произошли от орангутанга, а у "белой" расы был общий предок
с шимпанзе. Именно шимпанзе, если верить этой бесподобной теории,-- младший
брат европейца, и если уж пускать кого-нибудь в круг лучших "нордических"
фамилий, так это его, а не более отдаленных негра или китайца. Это
совершенная нелепица, о которой мы упоминаем, чтобы больше к ней никогда не
возвращаться.
Прежде считалось, что предок человека, вероятно, обитал на дереве, но в
настоящее время те, кто достаточно сведущ в этом вопросе, больше склоняются
к мнению, что он вел наземный образ жизни и что существующие ныне
человекообразные обезьяны стали жить на деревьях лишь в ходе последующего
эволюционного развития.
Если поставить рядом скелет гориллы и человека, то их общее сходство
окажется настолько впечатляющим, что очень легко прийти к заключению:
человек произошел от общего с гориллой предка в результате увеличения объема
мозга и общего совершенствования. Однако если внимательней присмотреться к
существующим между ними различиям, они начинают выглядеть гораздо более
значительными. В последнее время особое внимание обращают на разницу в
строении ступни. Человек, шагая, опирается на пятку и пальцы ступни. Главной
опорой во время ходьбы является большой палец, именно на него падает главная
нагрузка, словно на рычаг. В этом можно убедиться, взглянув на влажные
отпечатки ступней, скажем, на полу в ванной. Там, где давление на ступню
слабее, отпечаток будет менее четким. Большой палец -- вот, поистине, глава
всей ступни.
Из всех обезьян, включая человекоподобных, единственной группой, у
которой строение ступни хоть в чем-то напоминает строение человеческой,
являются некоторые лемуры. Бабуин ступает на всю ступню и пальцы, причем
опорным является средний палец. И все три вида человекообразных обезьян при
ходьбе опираются на внешнюю сторону ступни -- совершенно иначе, чем это
делает человек.
Человекообразные обезьяны обитают в лесах, передвигаться по открытой
равнине им приходится лишь время от времени. У них нет тех ловкости и
проворства, которые помогают меньшим по размерам обезьянам все время
перепрыгивать с дерева на дерево, практически не опускаясь на землю. Но и
человекообразные обезьяны, как правило, значительную часть времени проводят
не на земле, а на деревьях. Самая тяжелая из всех человекообразных обезьян
-- горилла -- больше всех остальных вынуждена оставаться на земле. При
ходьбе горилла очень часто использует передние конечности, опираясь на
суставы пальцев. Это, конечно же, совершенно не похоже на то, как ходит по
земле человек. Кроме того, передние конечности человекообразной обезьяны, в
сравнении с руками человека, значительно длиннее.
Однако человек ходит уверенно и быстро, и это дает основание
предполагать, что на протяжении очень долгого времени, поколение за
поколением, основным способом передвижения предков человека была именно
ходьба. К тому же, человек не так уверенно чувствует себя на дереве, как
обезьяна. Он взбирается на дерево медленно и осторожно.
Естественно предположить, что общим предком человека и антропоидов, о
которых пойдет речь в дальнейшем, была жившая в начале кайнозойской эры
человекообразная обезьяна, которая вела преимущественно наземный образ
жизни, прячась от врагов не на деревьях, а за обломками скал, как нынешние
гибралтарские обезьяны. Это существо могло прекрасно лазить по деревьям,
держать различные предметы между большим и средним пальцем (как сейчас это
умеют делать японцы). Однако, в отличие от своего еще более дальнего
мезозойского предка, жившего на деревьях, предок человека окончательно
избрал средой своего обитания земную твердь.
Далее следует обратить внимание на тот факт, что у человека нет
врожденных способностей к плаванию. Ему приходится учиться плавать, а это
предполагает, что достаточно долгое время он проводил на суше, вдали от рек,
озер и морей. Вполне понятно теперь, почему эти существа так редко погибали
в воде и, как следствие, почему мы так редко находим их остатки среди
ископаемых окаменелостей.
Это связано с одним недостатком Летописи Окаменелостей: она имеет в
изобилии лишь сведения об обитателях водной среды или болот, а также о тех
существах, которым часто случалось тонуть. По тем же причинам, по которым
так редки и сравнительно недоступны окаменелые остатки предков млекопитающих
в мезозойских отложениях, у нас так мало следов предка человека среди
кайнозойских окаменелостей. Знания, которыми мы располагаем о доисторическом
человеке, были добыты почти исключительно из глубин тех пещер, в которых он
жил и в которых остались следы его пребывания.
До наступления суровых времен в плейстоцене предки человека жили
преимущественно в лесах или на открытых равнинах. Их тела после смерти
разлагались или становились пищей для других животных.
Более того, предки человека, как и нынешние человекообразные обезьяны,
вероятно, никогда не отличались многочисленностью. Они не были в этом
похожи, к примеру, на оленей или лошадей, которые собираются в большие стада
и могут быть представлены сотнями и тысячами особей, если не миллионами, в
каждом поколении. Великое множество этих травоядных тонет в реках или
оказывается в пасти у крокодила, гибнет в трясине у водопоя. Как следствие,
мы во множестве обнаруживаем их окаменелые остатки.
Человекообразные обезьяны передвигаются небольшими группами из
нескольких пар с детенышами. В поисках пищи они преодолевают значительные
расстояния, при этом отгоняя конкурентов из числа особей своего же
собственного вида. Зачастую это вообще существа, ведущие одиночный образ
жизни и занимающие определенную территорию. Едва ли общее количество
человекообразных обезьян на планете сейчас превышает несколько десятков
тысяч, а количество горилл определенно не превышает нескольких сотен. Так же
и в древности: поколения могли сменять поколения, не оставив ни одной
окаменелости.
Есть множество причин предполагать, что предок человека тоже был из
числа подобных немногочисленных человекообезьян*, кочевавших небольшими
стадами по значительным территориям. Десятки родственных видов существ,
живущих в подобных условиях, могли исчезнуть, оставив едва заметный след. И
шансы, что палеонтологи смогут обнаружить этот след, очень невелики.
Не стоит также забывать, что Летопись Окаменелостей еще не изучена до
конца и ее обстоятельное и подробное исследование впереди. Практически
только Западная Европа основательно исследована в этом отношении.
Неисследованными остаются
Речь идет об австралопитеках.
еще сотни отложений, в которых хранятся фрагменты или полные остатки
древнего человека и его предшественников. В Азии, в частности, в Индии или в
Африке могут быть сделаны самые неожиданные находки, которые прольют новый
свет на историю возникновения человека.
Человекообразные обезьяны и низшие обезьяны, по всей видимости,
выделились в разные группы уже в начале кайнозойской эры. Существовал также
ряд олигоценовых и миоценовых человекообразных обезьян, отношение которых
друг к другу и к человекообезьяне, о которой речь далее, еще нуждается в
более тщательном прояснении. В их числе можно назвать дриопитека, жившего в
миоценовом периоде. Его челюсть была очень похожа на человеческую.
Существовало несколько видов дриопитеков, и не исключено, что один из них
может быть в определенной связи с предком человека.
В северной Индии были найдены остатки ископаемых обезьян, у некоторых
из которых (рамапитека) отчетливо видны близкие к человеку признаки.
Олигоценовый проплиопитек, остатки которого обнаружены в Египте, также был
весьма любопытным существом. Это была маленькая человекообразная обезьяна
размером с кошку. Она вполне может быть непосредственным предшественником
современных человекообразных обезьян, а также иметь отношение к далеким
предкам человека.
Возможно, все эти животные, эти "предлюди", использовали каменные
орудия. Чарльз Дарвин сообщает о бабуинах, умевших раскалывать орехи,
разбивая их камнем, переворачивать камни палкой, охотясь за насекомыми, и
наносить удары жертве камнями и ветками. Шимпанзе может устраивать себе на
дереве гнездо, сгибая и переплетая ветви. Очевидно, подобными способностями
обладали и более древние предки этих обезьян. Поэтому возможно, что
склонность к использованию различных орудий была присуща уже нашим
мезозойским предкам, от которых мы и произошли.
Среди самых первых свидетельств о том, что в далеком прошлом жили
существа, более похожие на человека, чем нынешние человекообразные обезьяны,
были камни и кремневые осколки, грубо обтесанные до такой формы, чтобы их
можно было держать в руке*. Они, по всей видимости, использовались как руч-
Создателем этих орудий был самый древний представитель рода homo вид
homo habilis, человек умелый, возникший не менее 2 млн. лет назад.

ные топоры. Эти ранние каменные орудия ("эолиты") зачастую так просты и
так грубо обработаны, что долгое время ученые не могли прийти к общему
мнению -- имеют ли эти камни природное или все-таки искусственное
происхождение.
Самые ранние из эолитов геологи относят к эпохе плейстоцена, то есть ко
времени до первого ледникового периода. Они также встречались и на
протяжении всего первого ледникового периода.
Нам пока не удалось обнаружить ни костей, ни каких-либо других остатков
человекоподобных существ, живших полмиллиона лет назад в Европе или Америке,
которые могли пользоваться этими орудиями. Единственным исключением --
впрочем, весьма сомнительным -- является найденный в верхнеплиоценовых
песках Небраски коренной зуб, который, по мнению некоторых исследователей,
мог бы принадлежать обезьяночеловеку. Этому существу дали имя гесперопитек
(западная обезьяна), хотя сам зуб, очень сильно поврежденный, мог
принадлежать вовсе и не антропоиду, а какому-нибудь другому ископаемому
животному.
На острове Ява в породах, относящихся, как считается, к позднему
плиоцену или к началу первого ледникового периода в Европе и Америке, были
найдены разрозненные кости обезьяночеловека, который вполне мог быть творцом
этих каменных орудий. Среди обнаруженных остатков были верхняя часть черепа,
несколько зубов и бедренная кость. Судя по форме черепной коробки, объем
мозга был средним между мозгом шимпанзе и человека. Но бедренная кость
показывает, что этот антропоид мог ходить и бегать, как человек, и таким
образом свободно использовать свои руки. Это существо еще не было человеком,
но и не было живущей на деревьях обезьяной, как шимпанзе. Это была
прямоходящая обезьяна. Биологи дали ей имя питекантроп ("обезьяночеловек").
Еще более интересен пекинский синантроп -- анатомически он гораздо
ближе к человеку, чем к любой из обезьян. Это был антропоид. Теперь у нас
есть остатки уже нескольких особей синантропа. Пока что, правда, нет никаких
свидетельств того, что этот вид обезьяночеловека знал, что такое огонь, или
умел делать примитивные орудия. Синантропы и есть то "недостающее звено", на
отсутствие которого ссылались в прошлом веке оппоненты Дарвина.
В то время здесь обитали также мамонты, носороги, гигантские
гиппопотамы, гигантские бобры, бизоны, во множестве водились дикие лошади и
саблезубые тигры. О львах и обычных тиграх в то время в Европе, кажется,
ничего не известно, зато были медведи, волки, выдры, дикие кабаны. Вполне
возможно, что ранние антропоиды подбирали остатки добычи саблезубого тигра,
поедая то, что осталось от трапезы хищника.
Самый ранний из представителей рода homo, о котором упоминается в
Палеонтологической Летописи, известен лишь по сохранившемуся обломку
челюстной кости. Она была найдена в песчаном карьере возле Гейдельберга на
глубине восьмидесяти футов от поверхности*. Эта челюсть совсем не похожа на
ту, какой мы себе представляем челюсть человека. Однако она во всех
отношениях является человеческой, за исключением того, что у нее нет ни
малейшего признака подбородка. Она более массивная, чем у современного
человека, и слишком узкая для того, чтобы язык мог достаточно свободно
двигаться для членораздельной речи. И все же это не челюсть обезьяны -- ее
зубы вполне можно считать человеческими.
Владельца этой челюсти называют по-разному -- палеоантропом или
гейдельбергским человеком, в зависимости от того, как разные авторы
оценивают преобладание черт человека либо обезьяночеловека.
Он жил в мире, который был во многом похож на тот, в каком жил ранний
обезьяночеловек, создатель первых орудий. Отложения, в которых обнаружены
остатки гейдельбергского человека, показывают, что в то время жили слоны,
лошади, носороги, бизоны, львы. Саблезубый тигр уже был редкостью, но зато
львы широко распространились в Европе.
Каменные орудия того периода уже значительно опережали по качеству
изготовления известные нам орудия плиоцена. Они хорошо обработаны, но
непомерно велики, если судить о них по размерам ладони современного
человека.
У гейдельбергского человека, очевидно, было очень крупное тело и
большие мощные руки, судя по значительному размеру и массивности его
челюсти. Возможно, это было огромное, волосатое, совершенно не похожее на
современного человека существо.
После гейдельбергского человека Летопись Окаменелостей преподносит нам
множество остатков кремневых орудий, качество обработки которых постоянно
улучшается. От существ, изготовивших эти орудия, не осталось следов, как и
от дерева и шкур, которые они обрабатывали наряду с осколками скал. Все
сгнило, истлело без остатка, и всякий их след исчез бы с лица земли, если бы
не эти камни. У одного из этих камней очень своеобразная форма, напоминающая
ступню: один край камня полностью отбит мощным ударом, а второй тщательно
обработан.
Она принадлежала представителю вида homo erectus -- Человек
Прямоходящий, который произошел от человека умелого 1,6 млн. лет назад.

Археологи в настоящий момент различают среди каменных орудий скребки,
сверла, ножи, метательные орудия и т.п.
Развитие этой каменной техники шло теперь гораздо быстрее: за несколько
столетий форма ручного топора претерпевает значительные и весьма заметные
улучшения.
А затем наступил черед целой серии археологических открытий. Четвертый
ледниковый период достиг своего пика. Человек ушел в пещеры, и археологам
теперь значительно легче обнаружить и классифицировать остатки
доисторических людей. В Крапине, в Хорватии, в Неандертале возле
Дюссельдорфа найдены черепа и кости существа, которое определенно являлось
человеком. Homo neanderthalensis (которого еще называют homo antiquus --
человек древний) появляется около 50 000 лет назад*.
И по внешнему виду, и по поведению это уже настоящий человек. Большой
палец его руки еще не обрел той гибкости и не играл такой роли, как большой
палец современного человека. Осанка неандертальца была сутулой, он не мог
держать голову прямо, как человек, его лицу недоставало подбородка и скорее
всего он не обладал членораздельной речью. Эмаль и корни его зубов, а также
десны отличались от человеческих. Он был очень приземист. Одним словом,
неандерталец был мало похож на современного человека. Но он, бесспорно, уже
принадлежал к тому же биологическому виду, что и мы с вами. Его челюсть
настолько похожа на челюсть гейдельбергского человека, что можно
предположить: более тяжелый и неуклюжий гейдельбергский человек, живший за
тысячи и тысячи лет до него, был с ним одной крови и одного рода.
Первые неандертальцы появились около 300 тыс. лет назад и постепенно
вытеснили человека прямоходящего.



    Глава седьмая. НЕАНДЕРТАЛЬЦЫ - ВЫМЕРШИЕ ЛЮДИ. (ранний палеолит)


1. Наша земля 50 000 лет назад.
2. Как жил неандерталец.
3. Последние палеолитические люди.
4. Родезийский череп

    1


Во времена третьего ледникового периода очертания Европы были
совершенно другими, не такими, как сейчас. Геологи указывают на различия в
положении суши, морей и береговой линии на карте, которую мы здесь приводим.
Обширные области к западу и северо-западу, покрытые сейчас водами Атлантики,
были тогда сушей, Северное море и Ирландское море -- речными долинами.
Ледяная шапка, покрывавшая оба полюса Земли, вытягивала из океанов огромные
массы воды, и уровень моря постоянно снижался, обнажая обширные участки
земли. В наше время они снова оказались под водой.
Средиземноморье тогда, вероятно, было обширной долиной, находившейся
ниже общего уровня моря. В самой долине располагались два внутренних моря,
отрезанных от океана сушей. Климат средиземноморского бассейна был,
очевидно, умеренно-холодным. Регион Сахары, расположенный к югу, был тогда
не пустыней с раскаленными камнями и песчаными барханами, а влажной и
плодородной местностью.
Между толщей ледника на севере и Средиземноморской долиной и Альпами на
юге простирался дикий тусклый край, климат которого менялся от сурового до
сравнительно мягкого, а с наступлением четвертого ледникового периода снова
стал жестче.
По этой дикой местности (европейской равнине наших дней) мигрировала
разнообразная фауна. Поначалу самыми распространенными были гиппопотамы,
носороги, мамонты и олени. Саблезубые тигры к тому времени уже почти
вымерли. Затем, с наступлением оледенения, гиппопотамы и другие теплолюбивые
животные перестали заходить так далеко на север, а саблезубые
тигры вымерли окончательно. Преобладающими видами стали мамонт,
шерстистый носорог, мускусный бык (овцебык), зубр и северный олень. А
растительность, характерная для умеренного климата, уступила место растениям
арктического типа.
Продвижение ледника на юг достигло максимума в четвертом ледниковом
периоде (около пятидесяти тысяч лет назад), а затем этот процесс снова пошел
на убыль.
В более раннем третьем ледниковом периоде небольшие группы первых
неандертальцев также кочевали по этой равнине, не оставляя за собой ничего,
что могло бы теперь свидетельствовать об их присутствии (кроме грубо
обтесанных первичных каменных орудий). Возможно, кроме неандертальцев, в те
времена жили еще и другие виды человекообразных обезьян, антропоидов,
которые могли пользоваться каменными орудиями. Об этом мы можем только
догадываться. Очевидно, у них было множество разнообразных деревянных
орудий. Изучая и используя различные куски дерева, они научились придавать
желаемую форму и камням. Но деревянные орудия не сохранились, и можно лишь
представить, какими они были и как использовались.
После того как погодные условия стали предельно неблагоприятными,
неандертальцы начали искать укрытия в пещерах и расщелинах скал. Похоже, к
тому времени они уже знали, как использовать огонь. Неандертальцы собирались
у открытого огня на равнинах, стараясь не удаляться слишком далеко от
источников воды. Однако они уже были достаточно разумны, чтобы
приспосабливаться к новым, более сложным условиям. Что же касается
обезьяноподобных людей, то, видимо, они не смогли выдержать испытаний
наступившего четвертого ледникового периода (самые грубые, плохо
обработанные орудия уже не встречались).
Не только человек искал укрытия в пещерах. В этот период встречались
пещерный лев, пещерный медведь, пещерная гиена. Человеку нужно было каким-то
образом выгонять этих животных из пещер и не пускать их обратно. Эффективным
средством нападения и защиты оказался огонь. Первые люди не заходили в
пещеры слишком глубоко, потому что не могли еще освещать свои жилища. Они
забирались вглубь ровно настолько, чтобы можно было укрыться от непогоды и
хранить запасы пищи. Возможно, они заграждали вход в пещеру тяжелыми
валунами. Единственным источником света, который помогал исследовать глубины
пещер, мог быть свет факелов.
На кого охотились неандертальцы?
Таких гигантских животных, как мамонт, пещерный медведь или даже
северный олень, было очень трудно убить оружием, которое было у
неандертальцев: деревянными копьями, палицами, острыми обломками кремня,
сохранившимися до наших дней.
По всей видимости, добычей неандертальцам служили более мелкие
животные, хотя при случае они, конечно же, ели и мясо крупных зверей. Мы
знаем, что неандертальцы частично съедали свою добычу там, где им удавалось
забить ее, а потом забирали с собой в пещеры крупные мозговые кости,
раскалывали их и ели. Среди разнообразного костного мусора на стоянках
неандертальцев почти не встречаются хребты или ребра крупных животных, но в
большом количестве -- расколотые или раздробленные мозговые кости.
Неандертальцы заворачивались в шкуры убитых животных. Возможно также,
что их женщины занимались выделкой этих шкур, работая каменными скребками.
Мы также знаем, что эти люди были правшами, как и современный человек,
потому что левая часть их мозга (которая отвечает за правую сторону тела)
больше, чем правая. Затылочные доли мозга неандертальцев, отвечающие за
зрение, осязание и общее состояние тела, были развиты достаточно хорошо, в
то время как лобные доли, которые связаны с мышлением и речью, были еще
относительно невелики. Мозг у неандертальца был не меньше нашего, но устроен
иначе.
Несомненно, мышление этих представителей вида homo было не похоже на
наше. И дело даже не в том, что они были проще или примитивнее нас.
Неандертальцы -- это совсем другая эволюционная линия. Вполне возможно, что
они совершенно не умели разговаривать или произносили отрывочные односложные
звуки. Определенно, у них не было ничего, что мы могли бы назвать связной
речью.

    2


Огонь в те времена был настоящим сокровищем. Потеряв огонь, не так-то
просто было развести его заново. Когда большое пламя было не нужно, его
гасили, сгребая костер в одну кучу. Разводили огонь, скорее всего, ударяя
обломком железного колчедана о кремень над ворохом сухих листьев и травы. В
Англии вкрапления пирита и кремня встречаются рядом друг с другом там, где
соседствуют меловые породы и глины.
Женщины и дети должны были постоянно следить за костром, чтобы пламя не
погасло. Время от времени они уходили на поиски сухого валежника для
поддержания костра. Это занятие со временем переросло в обычай.
Единственным взрослым мужчиной в каждой группе неандертальцев был, по
всей видимости, старейшина. Кроме него были еще женщины, мальчики и девочки.
Но когда кто-то из подростков становился достаточно взрослым, чтобы вызывать
ревность
вожака, тот набрасывался на соперника и выгонял его из стада или же
убивал. Вместе с этими изгнанниками, возможно, уходил кто-то из женщин.
Какое-то время двое-трое молодых мужчин могли держаться вместе; встретив
другое племя, они пытались вы красть себе пару, после чего дрались за то,
кому она достанется. Когда вожаку переваливало за сорок, когда зубы
стирались и си лы оставляли его, кто-нибудь из молодых мужчин убивал старо
го вожака и начинал править вместо него. Для стариков не было места у
спасительного огня. Слабых и больных в те времена ждала одна участь --
смерть.
Чем питалось племя на стоянках?
Первобытных людей обычно изображают охотниками на мамонтов, медведей
или львов. Но в высшей степени сомнительно, чтобы первобытный дикарь мог
охотиться на животное крупнее зайца, кролика или крысы. Скорее кто-то
охотился на человека, чем он сам был охотником.
Первобытный дикарь был растениеядным и плотоядным одновременно. Он ел
лесные и земляные орехи, буковые орешки, съедобные каштаны, желуди. Он также
собирал дикие яблоки, груши, вишни, дикие сливы и терен, плоды шиповника,
рябины и боярышника, грибы; объедал почки, где они были покрупнее и мягче, а
также ел сочные мясистые корневища и подземные побеги различных растений.
При случае он не проходил мимо птичьих гнезд, забирая яйца и птенцов,
выковыривал соты и мед диких пчел. В пищу шли тритоны, лягушки и улитки. Ели
рыбу, живую и уснувшую, пресноводных моллюсков. Первобытный человек легко
ловил рыбу руками, запутывая ее в водорослях или же ныряя за ней. Более
крупных птиц или мелких зверей можно было поймать, подбив палкой или устроив
примитивные силки. Не отказывались эти люди и от змей, червей и раков, а
также от личинок различных насекомых и гусениц. Наиболее же лакомой и
питательной добычей, без сомнения, были кости, раздробленные и растертые в
порошок.
Первобытный человек не стал бы протестовать, если б на обед У него
оказалось мясо не первой свежести. Он постоянно искал и находил падаль; даже
полуразложившаяся, она все равно шла в пищу. Кстати, тяга к заплесневелым и
полузаплесневелым продуктам сохранилась по сей день.
В трудных условиях, движимый голодом, первобытный человек поедал своих
более слабых сородичей или больных детей, которым случалось оказаться
хромыми, уродливыми или плаксивыми.
Каким бы примитивным ни казался нам теперь первобытный человек, его
можно назвать самым передовым из всех животных, поскольку он представлял
наивысшую стадию развития животного царства.
Как бы не поступали со своими умершими более древние палеолитические
люди, есть основания предполагать, что поздние homo neanderthalensis делали
это по крайней мере с уважением к усопшему и сопровождали процесс
определенным обрядом. Один из наиболее известных обнаруженных скелетов
неандертальца принадлежит молодому человеку, тело которого, возможно, даже
намеренно было предано земле.
Скелет лежал в позе спящего. Голова и правое предплечье покоились на
нескольких кусках кремня, старательно уложенных наподобие подушки. Рядом с
головой лежал большой ручной топор, а вокруг было разбросано множество
обуглившихся расколотых бычьих костей, словно оставшихся после тризны.
По Европе неандертальцы бродили, устраивали стоянки у костра и умирали
на протяжении периода, растянувшегося на 100 000 лет или даже более того.
Продвигаясь все выше по эволюционной лестнице, эти люди совершенствовались,
напрягая свои ограниченные возможности. Но толстая черепная коробка словно
бы сковывала творческие силы мозга, и до самого своего конца неандерталец
так и остался низколобым, неразвитым существом.
Есть мнения ученых о том, что неандертальский тип человека, homo
neanderthalensis,-- это вымерший вид, который не смешивался с людьми
современного типа (homo sapiens). Однако многие другие ученые не разделяют
эту точку зрения. Некоторые доисторические черепа рассматриваются ими как
результат смешения неандертальцев с другими типами первобытных людей.
Совершенно ясно одно -- неандерталец находился на совершенно иной
эволюционной линии.

    3


Когда голландцы открыли Тасманию, они обнаружили там изолированное от
остального мира племя, которое по уровню развития почти не отличалось от
человека времен нижнего палеолита. Тасманийцы не относились к тому же типу
людей, что и неандертальцы: это доказывает строение их черепных коробок,
шейных позвонков, зубов и челюстей. У них не было никакого родового сходства
с неандертальцами. Они относились к тому же виду, что и мы. Тасманийцы
представляли собой только неандерталоидную стадию развития в эволюции
человека современного типа. Нет сомнения, что на протяжении многих
тысячелетий (в течение которых только разрозненные группки неандертальцев
были человеческими существами в Европе) где-то в других регионах планеты
люди современного типа развивались параллельно с неандертальцами.
Тот уровень развития, который оказался пределом для неандертальцев, для
других был только стартовым, у тасманийпев же он сохранился в
первоначальном, неизменном виде. Оказавшись вдалеке от тех, с кем можно было
бы соперничать или у кого можно было бы учиться, живя в условиях, не
требующих постоянного напряжения сил, тасманийцы невольно оказались позади
всего остального человечества. Но даже на этих задворках цивилизации человек
не останавливался в своем развитии. Тасманийцы начала XIX столетия были
гораздо менее неуклюжими и неразвитыми, чем их первобытные сородичи.

    4


Летом 1921 г. весьма интересная находка была обнаружена в одной из
пещер в местности Брокен-Хилл, в Южной Африке. Это был череп без нижней
челюсти и несколько костей нового вида homo (родезийского человека),
промежуточною между неандертальцем и homo sapiens. Череп лишь слегка
минерализовался; видимо, его владелец жил всего каких-то несколько тысяч лет
назад.
Найденное существо напоминало неандертальца. Но строение его тела не
имело специфических неандертальских характеристик. Черепная коробка, шея,
зубы и конечности родезийского человека почти не отличались от современных.
О строении его ладоней нам ничего не известно. Однако размеры верхней
челюсти и ее поверхность показывают, что нижняя челюсть была очень
массивной, а мощные надбровные дуги придавали их владельцу обезьяноподобный
вид.
Очевидно, это было человеческое существо с обезьяньим лицом. Оно вполне
могло протянуть до времени появления настоящего человека и даже существовать
параллельно с ним в Южной Африке. Не исключено, что люди того времени даже
пугали им своих маленьких детей.
В нескольких местах Южной Африки были также найдены останки людей так
называемого боскопского типа, очень древних, но насколько -- пока достоверно
не установлено. Черепа боскопских людей больше походили на черепа
современных бушменов, нежели на черепа каких-либо других, живущих теперь
народов. Не исключено, что это самые древние из известных нам человеческих
существ.
Черепа, найденные в Вадьяке (на Яве), незадолго до находки останков
питекантропа, вполне возможно, могут заполнить промежуток между родезийским
человеком и австралоидными аборигенами.

    Глава восьмая. ЛЮДИ ПОСЛЕЛЕДНИКОВОЙ. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОЙ ЭПОХИ,


    ПЕРВЫЕ ЛЮДИ СОВРЕМЕННОГО ТИПА. (поздний палеолит)


1. Появление человека современного типа.
2. География мира в эпоху палеолита.
3. Конец эпохи палеолита.
4. Почему останки обезьяночеловека не найдены в Америке

    1


Неандертальский тип человека преобладал в Европе по меньшей мере
несколько десятков тысяч лет. Только в период между 40 и 25 тысячами лет
назад, после того, как последнее оледенение сменилось более мягким климатом,
на европейскую сцену выходит новый тип человека. Очевидно, он и стал
причиной вымирания неандертальцев.
Развитие нового типа человека, вероятно, происходило в Южной Азии и
Африке, а может быть, в областях средиземноморского бассейна, оказавшихся
ныне под толщей воды. Эти пришельцы не переселились в Европу в прямом смысле
слова. Скорее, по мере того, как климат становился мягче, а земля
плодороднее, они следовали за миграцией привычных для них растений и
животных. Ледники отступали, и растительность становилась все обильней.
Этнологи, изучающие особенности народонаселения, относят этот новый тип
людей к тому же виду, к которому принадлежим и мы с вами,-- homo sapiens.
Анатомические признаки, строение черепа и рук этих людей были таким же, как
и у современного человека.
Нам известны два типа сохранившихся скелетов людей этого периода.
Первый из них принадлежит к кроманьонскому типу, второй -- к
гримальдийскому. Однако среди основной массы находок или совсем нет
человеческих костей, или они слишком разроз-
нены, чтобы можно было составить полное представление о физическом
облике их владельцев. В пещере Кро-Маньон (в Юго-Западной Франции) впервые
был обнаружен полный скелет человека современного типа.
Это были высокие люди с широкими открытыми лицами, удлиненными прямыми
носами, и, по сравнению с их предшественниками, с удивительно большим
объемом мозга. Так, мозг женщины, скелет которой был найден в пещере
Кро-Маньон, по своим размерам превосходил мозг современного среднего
мужчины. В той же пещере, кроме полного скелета женщины, был найден скелет
старика, фрагменты детского скелета и скелеты двух молодых людей. Также
найдены были кремниевые орудия и несколько раковин с просверленными
отверстиями, служивших, несомненно, украшениями.
В пещере Гримальди (на Итальянской Ривьере) были открыты еще два
скелета, тоже относящиеся к позднему палеолиту. Но они принадлежали к
совершенно иному типу с отчетливо негроидными характеристиками. По этим
признакам их, пожалуй, можно отнести к боскопскому типу людей, о которых уже
упоминалось.
Эти люди изгнали неандертальца из его пещер и из тех мест, где он брал
камень для своих орудий.
В отличие от большинства диких людей, которые, победив враждебное
племя, забирали себе его женщин, кроманьонцы, похоже, не имели ничего общего
с неандертальцами -- ни с мужчинами, ни с женщинами. Нет никаких следов
смешения между двумя типами этих людей, несмотря на то, что пришельцы тоже
использовали кремень и обосновывались на тех же местах, что и их
предшественники.
Нам ничего не известно о том, как на самом деле выглядели
неандертальцы. Похоже, что они казались новым людям крайне уродливыми;
возможно, поэтому и не происходило смешения. Исключительная волосатость,
обезьянья шея, нависшие сросшиеся брови и низкий лоб, сгорбленная
длиннорукая фигура не могли не действовать отталкивающе. Возможно, у него,
или у нее, был слишком свирепый нрав, не поддающийся укрощению.
Новые люди эпохи палеолита, пришедшие на смену неандертальцам, жили уже
в более мягких климатических условиях. Несмотря на то, что им случалось
занимать пещеры и другие убежища своих предшественников, кроманьонцы по
большей части предпочитали устраивать стоянки на открытой местности. Они
были охотниками, и их добычей уже могли быть мамонты, дикие лошади, а также
северные олени, бизоны и зубры.
Могли ли новые люди приручать или одомашнивать лошадей? Этот вопрос все
еще остается открытым.
Возможно, постепенно, шаг за шагом, столетие за столетием, они
научились этому. Во всяком случае, среди позднепалеолитических рисунков
встречаются изображения лошадей со знаками на голове, в которых можно узнать
уздечку. Но даже если новые люди и могли приручать лошадей, вряд ли они
могли на них ездить, или как-нибудь еще использовать в своей жизни. Они были
знакомы главным образом с диким пони, который не смог бы долго везти
взрослого человека. Еще менее вероятно, чтобы новые люди могли научиться
такому необычному делу, как использование молока в пищу. В любом случае,
даже если у них и были лошади, это было единственное животное, которое им
удалось приручить. Собак у новых людей не было, а коров или овец -- и
подавно.
Нам будет легче понять, насколько охотники позднего палеолита близки к
нам, если мы примем во внимание, что эти люди уже могли рисовать. А рисовали
они и в самом деле удивительно хорошо, хотя были дикарями во всех
отношениях, но дикарями с художественными способностями. Они рисовали
гораздо лучше, чем кто-либо из их преемников, вплоть до начала цивилизации.
Рисовали на скалах и на стенах пещер, когда-то отбитых у неандертальцев.
Не только рисунки могут рассказать о том, как жили эти люди. Сведения
об их быте, их обычаях и верованиях мы получаем также, изучая захоронения
той эпохи. Кроманьонцы хоронили своих умерших в земле, зачастую оставляя в
могилах украшения, оружие и пищу. Мы обнаруживаем здесь и остатки пигментов.
Очевидно, тела умерших разрисовывали перед погребением. Можно сделать вывод,
что и при жизни они разрисовывали свои тела.
Краска имела огромное значение в их жизни. Это были заядлые
рисовальщики. Они использовали черный, коричневый, красный, желтый и белый
пигменты, которые смогли выдержать испытание временем и непогодой. И по сей
день мы можем созерцать эти рисунки в их первозданной красе, например, в
пещерах и на поверхности скал в Испании и Франции.
Нельзя не заметить, как наскальные изображения и картины людей эпохи
раннего палеолита совершенствовались и усложнялись от века к веку. На самых
ранних стадиях эти рисунки примитивны, словно рисунки умных детей.
Четвероногие животные зачастую изображаются с одной передней и одной задней
ногой, как и сейчас их рисуют дети. Возможно, они начали рисовать именно
так, как начинают рисовать наши дети, просто черкая карандашом по бумаге.
Первобытный человек проводил острым краем кремня по гладкой стене
пещеры, и в образовавшейся путанице линий вдруг замечал знакомые очертания
или движения. Резьба по кости, кстати, такое же древнее занятие, как и
рисование.
Проходили века, на смену первым рисовальщикам пришли более умелые и
талантливые мастера. Их изображения зверей просто потрясают своим
правдоподобием и живостью. Но, даже находясь на вершине творческих
способностей, эти мастера продолжали рисовать только в профиль, как дети.
Перспектива или боковой ракурс были для них недоступны.
Одна из наиболее распространенных тем -- охота на мамонтов и на диких
лошадей. Среди пещерных рисунков, обнаруженных на севере Испании, мы видим
только изображения зверей и ни одной человеческой фигуры. Однако на востоке
Испании, где пещерная живопись датируется концом позднего палеолита, уже
можно обнаружить множество хорошо различимых человеческих силуэтов.
Новые люди делали и маленькие статуэтки из слоновой кости и мягкого
мыльного камня -- статита. Среди них -- знаменитые изображения
палеолитических "венер" (женских фигур с очень крупными формами). Они похожи
на современных бушменок.
Первые скульптурные изображения человеческих форм были грубыми, почти
карикатурными. Их авторам не удавалось достоверно передать особенности
человеческой фигуры. Здесь их работы значительно уступали в выразительности
и правдоподобии фигурам животных.
Но со временем резные изображения становятся менее грубыми и куда более
изящными. Одна маленькая резная фигурка, например, изображает голову девушки
со сложной прической.
На более поздних стадиях развития люди эпохи палеолита научились
покрывать резьбой поверхность костей и оленьих рогов. На одном из таких
палеолитических шедевров резьба расположена по поверхности кости так, что
увидеть все резные фигуры можно только рассматривая рог со всех сторон.
Были также найдены фигурки, вылепленные из глины, хотя люди эпохи
палеолита еще не научились гончарному делу.
Многие из этих изображений были выполнены в неосвещенных глубинах
пещер. Даже добраться до них порой бывает очень сложно. Художники во время
работы, должно быть, пользовались примитивными светильниками. И в самом
деле, были найдены неглубокие плошки из песчаника, в которых сгорал
вытопленный жир. Возможно, увидеть эти рисунки в глубине пещер можно было
только во время каких-то особых обрядов. Впрочем, для каких именно
обстоятельств предназначались эти пещерные картины, сейчас можно только
догадываться.
На юге и востоке Испании преобладают наскальные изображения, которые
можно видеть при свете дня у самого входа в пещеру.
Археологи выделяют три основные стадии развития людей современного
типа, населявших Европу.
Самая ранняя стадия, которую выделяют специалисты, называется
ориньякской (от названия пещеры в местности Ориньяк во Франции). Она
характеризуется высоким уровнем изготовления кремниевых орудий, а также
быстрым развитием художественных способностей людей, в частности, к
наскальной живописи и изготовлению костяных фигурок. Самые известные из
пещер, покрытых рисунками, относят к концу первого из трех периодов позднего
палеолита.
Вторую стадию называют солютрейской (от пещеры Солютрэ во Франции).
Она, прежде всего, характеризуется качеством и даже неким изяществом
обработки каменных орудий. Их непревзойденные, острые как бритва, лезвия
можно сравнить только с самыми лучшими из неолитических орудий. Они, конечно
же, оставались неотшлифованными, но лучшие их образцы были такие же тонкие,
как и стальные лезвия, и почти такие же острые.
Затем, наконец, наступает мадленская стадия (от пещеры Ла Мадлен),
отмеченная сокращением численности диких лошадей, северных оленей и
появлением в Европе благородного оленя. Каменные орудия становятся меньше;
наряду с ними широко используются костяные гарпуны, наконечники копий, иглы
и т. д.
Охотники третьей и последней стадии позднего палеолита научились
восполнять убывающие запасы пищи с помощью рыбной ловли. Искусство этого
периода характеризуется нанесением на кость глубокой резьбы в виде узоров и
человеческих фигур. Именно к этому периоду относятся покрытые сплошной
резьбой крупные костяные валики, с помощью которых, как предполагается,
древние мастера оставляли разноцветные оттиски на коже.
Отдельные образцы резьбы по кости являются поистине непревзойденными по
художественной манере и тонкости работы.
Каждый из этих периодов, вероятно, продолжался четыре-пять и более
тысяч лет, то есть вдвое дольше, чем от начала христианской эры до наших
дней. Более того, содержание этих периодов устанавливается, главным образом,
на основе находок, сделанных во Франции и на севере Испании. Но если
перенестись на юг Испании, в Италию и Северную Африку, то следы этих культур
теряются. На юге существовал другой тип жизни, были другая пища и другие
орудия труда.
В конце концов, сами условия существования, похоже, обернулись против
этих палеолитических племен охотников, подведя черту под их столь длительным
процветанием в Европе. Они попросту исчезли. Новые племена пришли им на
смену с юга и с востока. Эти последние, судя по всему, принесли с собой лук
и стрелы. Они уже сумели одомашнить животных и обрабатывали землю.
Новый образ жизни, неолитический, распространялся в Европе. А племенам
охотников пришлось оставить европейскую
арену. Если говорить в целом, у этих людей были незаурядные
способности. Но велики были и их недостатки. Огромный отрыв от
неандертальских предшественников, как и художественный дар, не должны
заслонять от нас весьма очевидную ограниченность этих людей. Каким бы
развитым ни было их мышление, оно было узким и весьма специфично
направленным. Впечатление, которое оставляют рисунки и резьба, очень велико,
но было бы ошибкой считать, будто бы это умение появилось внезапно в нашем
мире, или же было отличительной чертой только одного периода.
Многочисленные племена охотников на северного оленя безраздельно
господствовали в Западной Европе в десять раз дольше, чем продолжается эпоха
от начала христианской эры до наших дней. Их жизнь была очень тесно связана
с животными. Но, похоже, им так и не удалось сблизиться ни с одним животным,
за исключением, может быть, только лошади. Они не смогли приручить собаку. У
них вообще не было никаких домашних животных. Они только выслеживали и
преследовали, убивали и съедали.
Свою еду эти люди, по всей видимости, не готовили. Они могли ее жарить
на костре или печь в углях, но и только. Для более сложного приготовления
пищи у них не было необходимой утвари, несмотря на то, что глина была в
буквальном смысле у них под ногами. Они умели лепить из этой глины фигурки,
но у них не было никаких гончарных изделий, никакой глиняной посуды. Их
очень качественные кремниевые инструменты отличались значительным
разнообразием, но они так и не додумались строить жилища из теса или хотя бы
временные укрытия от непогоды. Они также не додумались приделать черенок к
топору, что помогло бы им лучше и быстрее обрабатывать дерево.
Есть предположение, что черточки на некоторых рисунках животных
означают нечто вроде изгороди из жердей, где могли держать мамонтов. Однако
эти черточки могли быть дорисованы уже в позднее время.
Никакого земледелия, выращивания злаков или овощей в ту эпоху также не
существовало.
Женщины были, вероятно, меньшего роста, чем мужчины. Судя по ранним
статуэткам, они были исключительно толстыми. Их откармливали, чтобы выгоднее
выдать замуж. Не исключено, что также поступали и с женщинами каменного
века. Ниже мужчин они были, очевидно, потому, что начинали вынашивать детей
еще до того, как могли полностью сложиться физически. Женщина в примитивном
обществе всегда находилась в подчиненном положении.
Одеждой для людей позднего палеолита, если у них вообще была одежда,
служили выделанные шкуры животных. Они обрабатывали шкуры с большим умением,
и появившиеся к концу
палеолита каменные иглы, несомненно, использовались для сшивания
отдельных кусков кожи или шкур.
Можно смело предположить, что эти шкуры раскрашивались в разные цвета и
вполне возможно, что на них наносился узор с помощью костяных валиков. Но в
эти одежды можно было разве что заворачиваться: до сих пор не найдено даже
отдаленного подобия застежек или крючков. Использовать траву или другой
волокнистый материал для изготовления ткани эти люди также не научились. На
их статуэтках нет никакой одежды.
Охотники обитали на открытых степных пространствах приблизительно
двадцать тысяч лет или около того, т. е. примерно в десять раз дольше, чем
длится христианская эра. Конец привычному для них образу жизни, очевидно,
положил начавшийся рост лесов в Европе, когда климат стал меняться в сторону
теплого и влажного. Вслед за этим сократилась численность северных оленей и
диких лошадей. И, как результат, в Европе появилась новая культура,
продовольственные ресурсы которой были обильнее и разнообразнее, поселения
людей надежнее и долговечнее. Сама социальная структура новых племен,
по-видимому, была более обширной и сложной. Охотники на северных оленей были
поставлены перед выбором: или научиться жить no-новому или исчезнуть.
Для нас очень важно помнить, насколько география той эпохи отличалась
от современной. Это обстоятельство часто упускают из вида, когда речь идет о
культуре позднего палеолита.
Охотники на северного оленя жили на самом краю обитаемого мира, и их
образ жизни неизбежно несет на себе отпечаток существования в пограничных
условиях. Они населяли холодное северное плоскогорье, а к югу и к западу от
них лежали по-настоящему цветущие земли.
Главная арена, на которой развивалась история человечества двадцать
тысяч лет назад, лежала на юг от франко-испанского региона. Люди, населявшие
большую часть Испании и Северную Африку, принадлежали к иной культуре. Эту
культуру называют капской (от названия местности в Тунисе). Она развивалась
параллельно с ориньякской, солютрейской и мадленской, а не являлась их
продолжением.
Эту культуру отличали многие черты и, прежде всего,-- более сложное и
совершенное социальное устройство племен. Возможно, капской культуре
недостает той художественной силы, которую мы наблюдаем в палеолитическом
искусстве северных племен, но она тоже оставила значительное число рисунков,
изобра-
жаюших различные стороны деятельности человека. Это, в большинстве
случаев, наскальные изображения, которые по своему характеру и исполнению
напоминают рисунки древних и современных бушменов из Южной Африки. Капские
изображения были также найдены и в Италии.
Жизнь, отраженная в капском искусстве,-- это жизнь в более легких,
более приемлемых климатических условиях, чем жизнь северных охотников. На
этих рисунках нет северного оленя, медведя или бизона, но есть обычный олень
и дикий бык, появляются также и изображения носорога, дикого осла, козерога.
Мужчины изображены с луком, на их теле нет одежды. Большинство женских фигур
изображено в юбках. Очень часто встречается орнамент, изображающий перья.
Одна из сцен показывает охоту на кабана, другая -- выкуривание роя диких
пчел. Группки человеческих фигурок, вероятно, обозначают ритуальный танец.
Встречаются фигурки людей, лица и плечи которых покрыты масками,
изображающими животных.
Следует обратить внимание на любопытную склонность первобытных
художников изображать человеческие фигуры в несколько искаженном виде, в то
время, как животные представлены вполне узнаваемо и правдоподобно, без
искажений. Талия у человека всегда вытянута и словно стянута с боков, ноги
зачастую непомерно длинные. В более поздних рисунках эти условности
переходят почти в схематическое изображение человека. Картины перестают быть
картинами и становятся знаками.
Около двенадцати тысяч лет назад (по мере продвижения лесов и изменения
фауны) охота перестала быть основным занятием человека в Европе.
Изменившиеся условия часто приносили с собой и новые болезни. Возможно, в
доисторические времена случались целые эпидемии. Во Франции, например, мы
наблюдаем серьезный разрыв, перед тем, как эта местность была вновь
заселена.
На юге Европы обнаружено множество камней-голышей, на которых
несколькими мазками кисти схематически изображаются человек и животные. У
многих австралийских племен до сих пор существуют подобные этим
разрисованные камешки, которые называют "камни души". Предполагается, что в
них переселяется душа после смерти или какие-то из качеств умершего
продолжают оставаться в этих камнях.
Новый народ был смуглым, темноволосым, с тонкими чертами лица. Люди эти
были первыми из переселившихся в Европу представителей средиземноморской,
или иберийской, этнической
общности, которая и сейчас является преобладающей на юге Европы. Общины
двигались на север вместе с продвижением лесов, которые занимали место
степей.
Европейский континент постепенно приобретал знакомые нам географические
очертания. Ландшафт Европы, климат, растительный и животный мир с каждым
столетием становились все более похожими на современные. Наиболее
распространенными животными в Европе в то время были королевский олень и
большой бык. Мамонт и мускусный бык (арктические виды овцебыка) к тому
времени уже исчезли. Большой бык, или зубр, в настоящее время вымерший, еще
встречался в германских лесах вплоть до времен Римской империи, а возможно,
и значительно позже. Его так и не удалось одомашнить. Современный домашний
скот появился в Европе значительно позже и в другом регионе. Кстати, большой
бык был поистине большим, он достигал почти трех метров, не уступая по
величие слону.
На Балканском полуострове в то время водились львы, которые сохранились
там до 1000 или 1200 гг. до н.э. Львы, встречавшиеся в Вюртемберге и на юге
Германии, были вдвое крупнее современного льва. Юг России и Центральная Азия
были покрыты густыми лесами, а в Месопотамии и Сирии обитали слоны. Фауна
Алжира по своему характеру была такой же, как и в тропической Африке.
До этих пор человек не заходил в Европу севернее Британских островов
или Балтийского моря. Но в новых условиях Скандинавский полуостров и
обширные пространства на территории теперешней России стали вполне
пригодными для жизни человека. В Швеции и Норвегии нет палеолитических
останков. Человек, впервые вступивший в эти края, уже находился на
неолитической стадии общественного развития.
У нас нет сколько-нибудь убедительных подтверждений тому, что человек
мог появиться в Америке до конца эпохи плейстоцена.
Смягчение климата, которое позволило охотникам на северных оленей
мигрировать на открывшиеся пространства России и Сибири (одновременно с
продвижением в Европу неолитических племен), также позволило им перейти по
узкому перешейку, ныне затопленному водами Берингова пролива.
А далее, столетие за столетием, люди в Америке продвигались все дальше
к югу. Когда они достигли Южной Америки, там еще в изобилии водились такие
животные, как гигантский ленивец-мегатерий, глиптодонт, уже вымершие в
остальном мире. Глиптодонт -- южноамериканский броненосец -- достигал
поистине
гигантских размеров. Говорят, что однажды во время раскопок был найден
скелет человека, погребенный под его огромным, похожим на черепаховый,
панцирем.
Все останки человека, найденные в Америке, имеют явное отношение к
американским индейцам. До этого, по всей вероятности, в Америке не было
никаких обитателей, относящихся к обезьянолюдям или предкам человека.
Когда человек пришел в Америку, он уже был полностью сформировавшимся
как "homo sapiens". Старый Свет был колыбелью всех предков современного
человека. Где-то между Южной Америкой, Ост-Индией и Средиземноморьем люди
прокладывали свои пути в будущее, пока равнины превращались в горы, леса
становились пустынями, а пустыни снова сменялись лесами.
Возможно, на месте зарождения человека теперь плещутся волны Индийского
океана. Повторим еще раз, что наши знания о человеке эпохи палеолита очень
ограничены и фрагментарны, сводятся они главным образом к тому материалу,
который ныне доступен, то есть -- к европейскому материку. Решающая стадия
формирования современного человека происходила во времена, когда
неандертальцы блуждали по Европе, и в местах, которые еще точно не
установлены и, возможно, теперь недоступны для наших исследований.


    Глава девятая. ЧЕЛОВЕК ЭПОХИ НЕОЛИТА В ЕВРОПЕ


1. Начало эпохи цивилизации.
2. Истоки неолитической культуры.
3. Повседневная жизнь при неолите.
4. Примитивная торговля.
5. Затопление Средиземноморской долины

    1


Неолитическая фаза в истории человечества началась в Европе около
10--12 тысяч лет назад. Но, возможно, на юго-востоке Европы это произошло на
несколько тысяч лет раньше. Люди эпохи неолита постепенно заселяли Европу с
юга и юго-востока, по мере того как уменьшались стада северных оленей, а на
смену открытым степям приходили леса и условия жизни в целом начинали
напоминать современные.
Среди характеристик неолитической стадии развития человека можно
выделить следующие:
1) Умение изготавливать орудия из шлифованного камня. Особенно
необходимо отметить появление каменного топора на деревянном черенке.
Впоследствии его чаше использовали для обработки дерева, а не как оружие. В
изобилии появляются также наконечники для стрел. Несмотря на все более
широкое применение шлифованных орудий, в огромных количествах продолжают
встречаться и орудия из нешлифованного камня, хотя технология их
изготовления в неолите уже претерпевает значительные изменения по сравнению
с палеолитом.
2) Появление зачатков земледелия и использование растений и семян.
Однако есть много свидетельств того, что именно охота была основным способом
добывания пищи в начале неолита. Человек эпохи неолита не сразу взялся
выращивать злаки для употребления их в пищу. Сначала он собирал колоски
самосева или скорее всего женщины собирали дикие злаки, пока мужчины были
заняты охотой. Затем уже люди сами стали высевать семена. И только потом
появился мужчина-земледелец.
3) Появление гончарных изделий и нового способа приготовления пиши. С
этой поры в Европе лошадей уже больше не ели.
4) Одомашнивание животных. Сначала человек эпохи неолита приручил
собаку. Затем были одомашнены корова, овца, коза и свинья. Из охотника
человек превратился в пастуха стад, которые он когда-то преследовал.
5) Появление плетения и ткачества.
Человек эпохи неолита, вероятно, "мигрировал" в Европу так же, как до
него мигрировали охотники на северных оленей. Столетие за столетием,
поколение за поколением по мере изменения климата люди эпохи неолита
следовали за распространяющимися привычными для них растениями и животными,
которые служили основой их питания. Эти люди не были "кочевниками". Кочевому
образу жизни, как и цивилизации в целом, еще предстояло сложиться. Кочевые
племена -- это явление недавнее, представляющее собой достаточно высокий
уровень социальной организации.
Сейчас мы не можем достаточно четко определить, в какой степени
обитатели Европы эпохи неолита состояли из пришлых племен и насколько их
навыки могли быть развиты или заимствованы потомками охотников и рыбаков
позднего палеолита. Возможно, охотники на северных оленей ушли из этих мест,
а носители капской культуры частично сформировали свой способ существования
и частично заимствовали его у более развитых народов востока и юга.
К какому бы выводу мы ни пришли, мы можем с уверенностью сказать, что в
дальнейшем уже не было разрывов, не было исчезновения одного типа людей и
замещения его другим типом. Были вторжения, завоевания, интенсивные
переселения и смешения разных народов, но человеческие расы в целом
продолжали обустраиваться и адаптироваться в тех регионах, которые они
заселили в начале эпохи неолита.
Обитатели Европы эпохи неолита -- это представители европеоидной расы,
предшественники нынешних европейцев. Возможно, они были более смуглыми, чем
их потомки,-- достоверных сведений об этом у нас нет. Но в преемственности
культур уже нет существенных разрывов, начиная от их времени и заканчивая
новой эпохой -- эпохой угля и паровых машин, начавшейся в XVIII веке.
Понадобилось еще не одно столетие, прежде чем в неолитических
орнаментах на кости наряду с янтарем и агатом начало встречаться золото --
вероятно, первый из известных человеку металлов. Доисторические находки в
Ирландии особенно богаты изделиями из золота. Наверное, около шести или семи
тысяч лет назад в некоторых районах уже началось использование меди.
Инструментам, изготовленным из металла, придавали форму привычных
каменных орудий. Расплавленную медь заливали в формы, сделанные по образцу
уже существовавших каменных. Возможно, сначала люди собирали самородную медь
и придавали самородкам желаемую форму. Такую медь по-прежнему находят в
Италии, Венгрии, Корнуолле и многих других местах. Но чистая медь в качестве
материала для орудий уступала кремню: она не держит формы. Медь же с
примесью олова (до одной десятой олова) оказалась гораздо тверже. Позже --
не будем здесь детализировать, насколько позже -- человек научился
выплавлять медь из руды.
В Китае, в Корнуолле и в других местах медная руда и оловянный камень
-- касситерит -- зачастую находятся в одной рудной жиле. В Венгрии за олово
принимают сурьму, так что, вероятно, не столько умение, сколько случай да
еще нечистая руда помогли древним литейщикам натолкнуться на способ
изготовления бронзы -- сплава меди и олова.
Этот новый материал, значительно более твердый, куда больше подходил
для изготовления различных изделий, чем мягкая медь. Смесь меди и олова к
тому же лучше поддается плавке. Орудия из так называемой "чистой" меди
обычно содержат в материале незначительную часть олова. О существовании
оловянных орудий вообще ничего не известно. Вполне возможно, что олово как
отдельный металл было неизвестно раннему человеку. Слиток олова был
обнаружен в одном из неолитических раскопов в Швейцарии. Предметом импорта
олово стало в Египте при XVII династии. Есть в очень небольшом количестве
олово микенского периода, есть также оловянные предметы (правда, значительно
более поздние) кавказского происхождения.
В древности с трудом отличали олово от сурьмы. Значительная часть,
например, кипрской бронзы содержит сурьму. В Испании была обнаружена
плавильня для меди, относящаяся еще к доисторическим временам. А материалы
для литья бронзы были найдены уже во многих местах.
В конце концов около трех тысяч лет назад в Европе (и несколько раньше
в Малой Азии) человек начал плавить железо. Оно было известно людям задолго
до этого времени, но то было метеоритное железо. Как известно, метеориты
представляют собой главным образом сплав железа и никеля.
Железо было редким металлом и использовалось для украшений или в
магических целях. Но как только человек научился плавить руду, ему уже не
составило труда выплавить и железо. Для этого древние мастера задували
воздух в печь с горящим древесным углем, а затем расплавленному металлу
придавали желаемую форму. Дальнейшая обработка шла путем нагревания и ковки.
Поначалу железо производили в очень небольших количествах. Но уже само
появление железа произвело революцию в изготовлении орудий труда и оружия.
Впрочем, это мало отразилось на общем образе жизни человека и его окружении.
Повседневная жизнь оседлых неолитических племен 10 000 лет назад мало чем
отличалась от жизни крестьян в каких-нибудь отдаленных уголках Европы еще в
начале XVIII века.
Обычно принято говорить о каменном веке, бронзовом веке и железном веке
в Европе. Но было бы намного точнее (если принимать во внимание различную
длительность и значение) расположить эти периоды таким образом:
1) эпоха раннего палеолита (очень длительный период в истории
человечества);
2) эпоха позднего палеолита (гораздо менее продолжительная, чем
предыдущая);
3) эпоха земледелия (с момента заселения Европы предками
земледельческих народов). Она началась около 10--12 тысяч лет назад (неолит
был ее первой стадией) и продолжается по сей день.
Как мы уже сказали, нам пока не известно, в каком именно регионе предки
смуглокожих племен, заселивших Европу, прошли свой путь от палеолитической
стадии развития до неолита. Возможно, это было где-то на территории
Юго-Западной Азии или же на землях, в настоящее время затопленных
Средиземным морем или Индийским океаном. Пока неандертальцы все еще
преодолевали трудности своей суровой жизни в ледниковой Европе, для предков
более поздних европейцев их поздний палеолит также не прошел бесследно.
В то время как тысячелетие за тысячелетием охотники на северных оленей
обитали в достаточно сложных для них условиях степей Франции, Германии и
Испании, другие народы, более одаренные и умелые, жившие на юго-западе,
осваивали земледелие, совершенствовали орудия труда, приручали собак и
одомашнивали коров. Когда климат на севере континента смягчился, а в их
широтах стал более похож на экваториальный, они двинулись на север.
Для нас по-прежнему закрыты ранние главы истории человечества. Ясно
одно: двенадцать тысяч лет назад, или около того, (в нашем распоряжении лишь
очень приблизительная хронология) неолитические племена были рассеяны по
Европе, Северной Африке и Азии. По уровню развития они напоминали
полинезийских островитян прошлого века, но в современном им мире они были
самыми развитыми народами.
Будет интересным вкратце рассказать о том, как жили неолитические
племена до появления металла. Для этого мы можем воспользоваться материалами
из разных источников. После неолитических стоянок осталось множество
хозяйственных остатков, которые в некоторых местах (к примеру, на побережье
Дании) образуют целые холмы. Эти отходы хозяйственной деятельности в среде
археологов принято называть "кухонными кучами" или "свалками первобытного
человека".
Некоторых своих покойников (не простолюдинов) они хоронили с особой
заботой и вниманием, насыпая огромные могильные холмы над их усыпальницами.
Эти холмы до сих пор составляют характерную черту многих пейзажей в Европе,
Индии и Америке. Одновременно с такими погребальными холмами (хотя,
возможно, без всякой прямой связи с ними) устанавливались и огромные
обелиски из каменных блоков (так называемые мегалиты) поодиночке или целыми
группами. Наиболее известные из них -- это Стоунхендж в Уилтшире и Карнак в
Бретани.
Новые и очень интересные сведения о жизни в эпоху неолита были получены
в результате одной необычной находки в Швейцарии. Зима 1854 года выдалась
исключительно холодной, и вода в одном из озер опустилась до небывалого
уровня. При этом на дне озера показались остатки доисторического свайного
поселка, существовавшего здесь в эпоху неолита и раннего бронзового века.
Такие дома, стоящие на сваях среди воды, и до настоящего времени
встречаются, к примеру, на острове Целебес и в некоторых других местах. В
обнаруженном швейцарском поселении сохранились не только сами сваи и
перекрытия деревянных настилов, но и огромное множество деревянных,
костяных, каменных и глиняных предметов домашнего обихода: инструментов,
утвари, орудий, а также украшений, окаменелых остатков пищи и т. д. Все это
сохранилось в торфяных отложениях под основанием этого поселка. Были найдены
даже остатки одежды и сетей.
Подобные свайные поселения существовали, например, в Шотландии и в
Ирландии. Хорошо известны находки в Гластонбери, в Сомерсетшире. В Ирландии
свайные поселения существовали от доисторических времен вплоть до XVIII в.
Такие поселения на воде было значительно легче оборонять (к тому же, жилые
дома, построенные над проточной водой, имели свое преимущество и с
санитарной точки зрения).
Возможно, неолитические свайные поселения, найденные в Швейцарии,
служили пристанищем не для крупных общин, уже существовавших в то время, а
были домами небольших патриархальных семейных групп. В других же местах, на
плодородных почвах,
на открытых пространствах, уже, вероятно, располагались более крупные
поселения с большим количеством домов. Следы существования такой крупной
общины, состоявшей из нескольких семей, сохранились в Англии, в Уилтшире. К
примеру, остатки каменного круга в Авенбери, возле кургана Силбери, одно
время были "самыми примечательными мегалитическими руинами в Европе".
Они состояли из двух кругов каменных блоков, окруженных внешним, более
широким кругом и рвом. Целиком это сооружение занимало территорию в двадцать
восемь с половиною акров. Две выложенные камнем дороги, каждая в полторы
мили длиной, пролегали на запад и на юг от Силбери Хилл (наибольшего
рукотворного могильного холма в Англии). Размеры этого культового сооружения
указывают на объединенные усилия и интерес значительного числа людей. Вполне
возможно, что люди (обычно рассеянные на обширных территориях на западе, юге
и в центре Англии) собирались на некое подобие ярмарок. Всей общиной, рука
об руку они трудились, насыпая курганы и устанавливая каменные монолиты, в
то время как жители швейцарских свайных поселений, по всей вероятности,
обитали в горных поселках, которые были практически изолированы друг от
друга.
Уровень знаний и умений жителей свайных поселков был значительно выше,
и жили они, очевидно, в более позднее время, чем люди раннего неолита,
которые оставили после себя "кухонные кучи" в Дании и Шотландии. Их
поселения можно датировать 10 000 годом до н. э. или ранее. Свайные поселки,
очевидно, были обитаемы с 4 000 -- 5 000 гг. до н. э. приблизительно и почти
до исторических времен.
Племена создателей "кухонных куч" были наиболее варварскими среди
неолитических племен. Их каменные топоры были грубо обработанными, у них не
было домашних животных, кроме собаки. В это же время жители озерных
поселений обзавелись не только небольшими собаками, но и коровами, козами,
овцами. Позднее, уже ближе к бронзовому веку, у них появились свиньи. Среди
костного мусора, оставшегося после их поселений, преобладают останки коров и
коз. Учитывая особенности местности и климатические условия, можно
предположить, что зимой животных тоже держали в свайных помещениях, где
находились еще и хранилища с кормом для скота на зиму. Не исключено, что
животные жили с людьми под одной крышей.
Вероятно, люди уже умели доить коров и коз, и молоко было важным
подспорьем в хозяйстве, как и в наши дни в Швейцарии. Впрочем, сейчас об
этом нет достоверных сведений. Молоко нельзя назвать природной пищей для
взрослых, и поначалу употребление в пищу молока, должно быть, было чем-то
необычным. Только после того, как человек стал по-настоящему скотоводом,
уко-
ренилась привычка постоянно употреблять молоко. Некоторые исследователи
считают, что молоко, сыр, масло и другие молочные продукты появились
значительно позже, вместе с переходом к кочевому образу жизни. Но автор этой
книги все же склонен считать, что люди эпохи неолита были достаточно
развиты, чтобы использовать молоко в пищу. Молоко, если оно действительно у
них имелось, хранилось в глиняных горшках. В то время уже была глиняная
посуда, конечно, грубой работы, не такая, как ровные удобные изделия,
изготовленные на гончарном круге.
Недостаток в пище восполнялся охотой. Люди эпохи неолита охотились на
оленей, косуль, бизонов и диких кабанов. В пищу также шло и мясо лисицы,
имеющее резкий запах. Едва ли кто станет есть такое мясо в условиях
достатка. Довольно странно, что люди не охотились на зайцев, которые во
множестве водились в тех местах. Вполне возможно, что мясо зайцев не
употребляли в пищу по той же причине, по которой зайца и сейчас не едят
некоторые дикие племена,-- они боятся, что мясо такого трусливого животного
сделает и их трусливыми.
Как люди эпохи неолита возделывали землю, нам почти ничего не известно.
При раскопках не найдено ни плугов, ни мотыг. Они делались из дерева и,
конечно же, не могли сохраниться до нашего времени. Люди эпохи неолита
выращивали пшеницу, ячмень и просо, но рожь и овес были им неизвестны.
Собранные зерна они поджаривали, размалывали на каменных терках и затем
хранили в горшках, чтобы использовать в случае нужды. Готовили исключительно
тяжелый и твердый хлеб. Несколько круглых плоских лепешек такого хлеба были
обнаружены среди других швейцарских находок. По всей видимости, использовать
дрожжи тогда еще не умели и как следствие не могли готовить ферментные
напитки на основе брожения.
Один из сортов ячменя, который выращивался в эпоху неолита,
культивировался также греками, римлянами и египтянами. Кроме того, у людей
эпохи неолита была египетская разновидность пшеницы. А это значит, что их
предки принесли этот сорт с юго-востока, где он был впервые выведен. Центр
распространения пшеницы располагался где-то в восточном Средиземноморье.
Когда обитатели швейцарских свайных поселений засевали свои небольшие
участки поля пшеницей, они уже следовали практике, существовавшей с
незапамятных времен. К тому времени на юго-востоке пшеницу сеяли, должно
быть, уже несколько тысячелетий. Все народы Старого Света, вступившие в
неолитическую фазу развития, выращивали и ели пшеницу, в то время как
американским индейцам пришлось самостоятельно развивать свое земледелие
после того, как они отделились от народов
Старого Света. У них никогда не было пшеницы. Зерновая культура Нового
Света -- это кукуруза, или маис.
Обитатели свайных поселений в Европе ели горох. Собирали плоды
яблони-дички. В то время это был единственный вид яблок в мире. Прежде чем
появились известные нам сорта яблок, люди должны были научиться селекции и
культивированию отобранных сортов.
Как и прежде, люди носили главным образом одежды из меха и кожи. Однако
появилась и грубая ткань из льна. Фрагменты подобной льняной ткани
сохранились до наших дней. Но все еще оставались неизвестными пенька и
веревки из нее.
С наступлением эпохи бронзы увеличилось и число бронзовых заколок для
волос. Есть основания предполагать, что люди собирали волосы в пряди и
скалывали их заколками, сначала костяными, а затем и металлическими. Судя по
отсутствию реалистических изображений в рисунках, резьбе и узорах на кости,
люди того времени или совсем не украшали свою одежду, или разрисовывали ее
точками, клетками, переплетающимися узорами и тому подобным условным
орнаментом.
Вплоть до бронзового века нет никаких признаков того, что в обиходе
использовались столы или стулья. Скорее всего люди того времени, за
исключением обитателей свайных домов, устраивались просто на земляном полу.
В озерных поселениях не было кошек: мыши и крысы к тому времени еще не
приспособились к обитанию вблизи человеческого жилища. Птицеводство, куриные
яйца -- это все более поздние прибавления к хозяйству и кухне человека
(какую бы важную роль они ни играли теперь в нашем питании). Курица не
упоминается ни у Гомера, ни в Ветхом Завете (хотя обратите внимание на
упоминание яйца в Библейском тексте -- Иов 6:6). Примерно до 1500 г. до н.
э. кур разводили только дикие племена, обитавшие в джунглях Индии и Бирмы.
Возможно, именно в Бирме была выведена первая порода домашних кур. Только к
110 г. до н. э. согласно летописям куры оказались в Китае. Через Персию
домашние куры попали в Грецию еще до времен Сократа. И уже в Новом Завете
Петр троекратно, до утреннего пения петуха, успевает отречься от своего
Учителя.
Главным орудием труда и главным оружием у человека эпохи неолита был
его топор. Затем -- лук и стрелы. Наконечники стрел изготавливались из
кремня, делалось это с большим мастерством и очень тщательно. Наконечники
вставлялись в выемку на стреле и затем плотно приматывались сухожилиями.
Почву для посева пшеницы скорее всего подготавливали с помощью оленьего
рога, закрепленного на шесте. Рыбу ловили или на крючок, или гарпуном.
Все эти орудия, несомненно, составляли внутреннее убранство жилища
людей эпохи неолита. Стены были увешаны сетями для ловли птиц. На полу,
земляном или с примесью коровьего навоза (на манер глинобитных хижин в
нынешней Индии), стояли плетеные корзины, а также горшки с молоком, зерном и
другими съестными припасами. Другие горшки и чаши висели на стене на
специально приделанных петлях. Один конец жилища отводился для домашнего
скота (зимой так легче было согреться и животным, и людям). Поутру дети
выгоняли коров и коз на пастбище, а ближе к вечеру загоняли обратно в
стойло, подальше от медведей и волков.
Если у человека эпохи неолита был лук, то, надо думать, были и струнные
музыкальные инструменты. Звонкое пение натянутой тетивы не могло не навести
на мысль сделать особый инструмент для извлечения ритмичных звуков. В ходу
были глиняные барабаны с горловиной, затянутой кожей. Вероятно, были и
подобные этим деревянные барабаны из выдолбленных или выжженных изнутри
кусков стволов. А костяные свистульки были известны даже людям эпохи
палеолита. Можно предположить, что и тростниковые свирели были достаточно
ранним изобретением.
Нам неизвестно, когда человек начал петь. Очевидно, он придумывал
музыку для своих инструментов, затем вместе с музыкой зазвучали слова, и
появилась песня. Поначалу человек подпевал лишь голосом, без слов.
Зимой, после захода солнца, человек сидел в своем доме и пел, занимаясь
какой-либо несложной работой, скорее на ощупь, чем при свете. Внутренность
дома освещалась скупо, в основном светом очага. Тем не менее в селении
всегда был огонь, зимой или летом, днем или ночью -- слишком непросто было
добыть огонь в те дни, чтобы его с легкостью можно было гасить. Но иногда
огонь приносил беду в эти свайные поселки. Он вырывался на свободу, и
селение полностью выгорало. Следы таких пожарищ встречались в швейцарских
раскопках.
Мы говорим о жизни людей эпохи неолита на примере свайного поселения в
Швейцарии. Примерно такой же образ жизни вели племена, распространившиеся по
всей Европе. Человек начинал с того, что преследовал стада диких, еще не
одомашненных коров и овей. И в этой охоте собака была его соперником. Но
незаметно человек почувствовал себя хозяином стад и смог завязать дружбу со
своим соперником, ставшим теперь верным помощником в охране стад. Человек
научился заворачивать стада назад, когда они уходили слишком далеко. А
следующим шагом стало умение перегонять их к лучшим пастбищам. Люди
научились направлять стада в долины, а затем и в загоны, с уверенностью, что
найдут их завтра на том же месте. Человек кормил животных, когда им не
хватало пищи, и постепенно приручал их.
Земледелие также началось с необходимости собирать и хранить корм, в
том числе и для скота. Несомненно, человек научился жать прежде, чем сеять.
Впрочем, уже для охотника эпохи палеолита существенным подспорьем в питании
(при непостоянной добыче) были съедобные корни, плоды и дикие злаки. Весьма
сомнительно, чтобы первобытный человек на какой-либо стадии своего развития
питался только мясом.
В один прекрасный день человек научился сеять. Несомненно, одним из
самых примечательных и основополагающих факторов в развитии общества, как
показал сэр Джордж Фрейзер* в своей монументальной "Золотой Ветви", было то,
что представления о севе злаков в сознании человека эпохи неолита были
неразрывно связаны с жертвоприношениями. Здесь невозможны никакие логические
объяснения, подобную связь могло обнаружить лишь первобытное мышление в
эпоху творения мифов, в эпоху детства человечества. В том мире, каким он был
десять тысяч лет назад, как только наступало время сева, совершались
человеческие жертвоприношения. И в жертву приносили не каких-либо изгоев или
преступников. Это были молодые люди или девушки, чаще все-таки юноши, с
которыми обращались необычайно почтительно, вплоть до самого момента
умерщвления. Такой человек выступал в качестве жертвенного
божества-правителя, и детали его заклания становились ритуалом, который
сохранялся старейшинами и утверждался на протяжении веков. Везде, где
человек вступал в первую фазу земледелия или прошел через эту фазу, были
человеческие жертвоприношения. Некоторые их черты сохранились и в
последующих земледельческих обрядах.
Люди эпохи неолита были уже близки (всего в нескольких тысячах лет) к
зарождению письменной традиции и появлению письменных преданий, ставших
собственно началом известной истории человечества.
Бронза наконец (без каких-либо существенных потрясений или переходных
периодов) заняла свое место среди материалов для изготовленная орудий. Те
племена, которые первыми могли обзавестись, к примеру, бронзовым оружием,
получали значительное преимущество в вооруженных стычках. Письменная
традиция началась в Европе еще до того, как железное оружие вы-
Фрейзер Джеймс Джордж (1854--1941) -- английский ученый, исследователь
истории религии.

теснило бронзовое. В ту пору начала распространяться и примитивная
торговля.
Бронза и изделия из бронзы, редкие и твердые камни, такие, как нефрит,
золото (благодаря пластичности и пригодности для изготовления различных
украшений), янтарь, светящийся изнутри,-- все это захватывалось, похищалось,
переходило из рук в руки от одной общины к другой, из одной местности в
более отдаленные. Вероятно, соль также была предметом торговли. На мясном
рационе человек мог прожить и без соли, но когда он стал употреблять в пищу
злаки, ему, как и травоядным животным, понадобилась соль. Обмен, дань,
захват постепенно, но уверенно становились частью существования
человечества. Люди добивались своего любыми способами, на какие только были
способны.
Пока еще мы говорили об истории без исторических событий (о веках,
периодах и стадиях). Но, прежде чем мы закончим с этой частью истории
человечества, необходимо упомянуть еще об одном этапе, сыгравшем
исключительно важную (трагическую в своем начале) роль в развитии
зарождающейся цивилизации. Речь идет о прорыве вод Атлантики в обширную
Средиземноморскую долину.
Практически нет сомнений, что к концу последнего ледникового периода на
территории Средиземноморья существовало несколько внутренних морей, не
связанных между собой или связанных лишь рекой, вытекавшей из одного моря и
впадавшей в другое. Бассейн восточного моря был наполнен более пресной
водой, он питался водами Нила, "адриатической" рекой, "красноморской" рекой
и, вероятно, рекой, вытекавшей из существовавшего в те времена огромного
Среднеазиатского моря. Можно со всей уверенностью сказать, что в этом,
утерянном теперь, средиземноморском раю жили люди эпохи неолита.
Подтверждения того, что существовали такие два первичных моря, очень
просты и понятны. И сейчас Средиземное море является морем испаряющимся.
Реки, которые в него впадают, не восполняют потери воды, испаряющейся с
поверхности моря. Два течения приносят воду в Средиземное море: одно из
Атлантики, другое из Черного моря через Босфорский пролив. Черное море
получает больше воды, чем ему нужно, от больших полноводных рек, впадающих в
него. Оно -- избыточное море, в то время как Средиземное -- пересыхающее.
Ясно, что в те далекие времена, когда Средиземноморский бассейн был отрезан
от Атлантического океана и от Черного моря, уровень водоемов внутри этого
бассейна был существенно ниже, чем уровень океана за раз-
деляющей их сушей. Так обстоят дела в наши дни с Каспийским морем и с
таким пересыхающим водоемом, как Мертвое море.
Но, если это мнение обосновано, тогда на месте, где теперь плещутся
голубые воды Средиземного моря, в те далекие времена существовали
значительные пространства суши, причем с очень благоприятным климатом. Нам
не известно, как далеко от нас отстоит то время, когда океанические воды
снова вернулись в Средиземноморский бассейн. Определенно эти земли, эти леса
и долины, оказавшиеся под водой, были заселены людьми, предположительно
относившимися к азильской культуре.
Изучив карту рельефа дна Гибралтарского пролива, мы обнаружили
гигантскую котловину, которая начинается на средиземноморском дне, проходит
через пролив и на некотором расстоянии от Гибралтара врезается в
атлантический шельф. Эта котловина, или подводная долина, вероятно, является
результатом работы вливавшихся вод океана уже в заключительный период
затопления Средиземноморской долины.
Затопление Средиземноморья, случившееся, по нашей приблизительной
хронологии, где-то между XV и X тысячелетиями до н. э., было одним из самых
судьбоносных событий в предыстории нашего мира. Если верна более поздняя
дата, то тогда первые зачатки цивилизации, первые озерные поселения и первые
земледельческие культуры уже существовали вокруг Левантийского озера, этого
древнего пресноводного моря, в которое впадали не только Нил, но и еще две
великие реки, на месте которых сейчас находятся моря -- Адриатическое и
Красное.
Внезапно воды океана прорвались через западные холмы и устремились на
людей. Озеро, которое до этого было их домом и другом, стало врагом. Его
воды поднялись, чтобы уже больше не отступать. Целые поселки оказались под
водой, которая преследовала людей в их бегстве. День за днем и год за годом
вода заполняла долины, заставляя людей отступать все дальше. Многие,
вероятно, оказались в ловушке, окруженные со всех сторон соленой океанской
водой. Она не знала преграды, прибывала все быстрее и быстрее, поднимаясь
над верхушками деревьев и вершинами холмов, пока не заполнила все
Средиземноморье, остановившись лишь перед скалистыми берегами Аравии и
Африки.
Эта катастрофа произошла очень давно, задолго до начала письменной
истории. И, вероятнее всего, под толщей воды оказались скрытыми от нас самые
ранние и самые яркие страницы Драмы времен становления человечества.


    Глава десятая. РАННЯЯ МЫСЛЬ


1. Первобытная философия.
2. Место Старейшины в первобытной религии.
3. Страх и надежда в религии. 4. Звезды и времена года.
5. Возникновение мифов и преданий. 6. Неоднородное происхождение
религии


    1


Пришло время рассказать о том, как около шести или семи тысяч лет назад
начали возникать города, а на смену племени, которое до этого было наивысшей
формой объединения людей, пришла новая, уже политическая, форма
общественного единства. Но прежде рассмотрим, как изменялось сознание людей,
развитие и совершенствование которых мы прослеживали на протяжении пятисот
тысяч лет, начиная от стадии человекообезьяны.
Что же думал человек о себе и о мире в те далекие дни? Поначалу его
мысли касались только самых непосредственных вещей и немедленных действий.
Человек мыслил примерно следующим образом: "Вот медведь. Что мне делать?"
или же "Вот белка, как ее поймать?" Пока речь оставалась неразвитой,
мышление человека не выходило за рамки непосредственного восприятия. Речь
позволяет мысли фиксировать, запоминать, охватывать все более и более
сложные понятия. Это словно бы рука мозга, которой он берет и изучает
различные предметы и явления.
Первобытный человек, прежде чем он смог говорить, вероятно, обладал
очень острым зрением, очень выразительной мимикой. Он жестикулировал,
танцевал, смеялся и не слишком задумывался о том, как он возник и зачем
живет на свете. Он, вне всякого сомнения, боялся темноты, ударов молнии,
хищных зверей, боялся всего непонятного. Человек старался, как мог,
задобрить все то, чего боялся, умилостивить воображаемые силы, которые
обитали в камнях, в животных, в реке; просил, чтобы они сменили гнев на
милость. Первобытный человек не делал различия между одушевленными и
неодушевленными предметами.
Если палка ударяла его, он пинал ее в ответ. Если река выходила из
берегов и заливала все вокруг, это значило, что она рассердилась. Ход
рассуждений первобытного человека можно скорее всего сравнить с
рассуждениями современного смышленого мальчика лет четырех-пяти. Но
поскольку у первобытного человека или вообще не было речи, или его речь была
крайне неразвита, то он почти не имел возможности словесно передать свои
переживания и описать на их основе какой-либо обычай или ритуальное
действие, переходящее от поколения к поколению.
Наскальные рисунки даже поздненеолитического периода не дают основания
предполагать, что человек обращал внимание на солнце, луну и звезды или на
деревья. Его занимали только люди и животные. Скорее всего человек не
выделял солнце и звезды, день и ночь, деревья и горы из всей целостности
окружающего мира, как ребенок в наше время не задумывается, откуда взялась
его детская комната или еда, которой его кормят.
Насколько мы можем судить, человек эпохи позднего палеолита еще не жил
в мире вымышленных существ, духов или чего-либо в этом роде. Охотник на
северных оленей изображал на своих рисунках известных ему зверей, и ничто не
указывает на то, что он боялся их и преклонялся перед ними. Может быть, ему
казалось, что, нарисовав животное, он заставит его прийти. Вполне может
быть, что эти рисунки связаны с первобытной магией, призванной принести
удачу на охоте, но никак не с обожествлением или поклонением этим животным.
В изделиях и рисунках первобытного человека едва ли можно найти что-то,
напоминающее, на наш взгляд, религиозный или мистический символ.
Безусловно, жизнь этого человека не была свободна от того, что мы
называем фетишизмом. Он совершал действия, которые теперь нам показались бы
бессмыслицей. Но он делал это, чтобы добиться желаемого результата. А это и
есть фетишизм, всего лишь своеобразный способ познания, построенный на
догадках и ложных аналогиях, отличный по своей природе от религии.
Несомненно, мир сновидений не оставлял человека равнодушным, а
временами переживание сновидений смешивалось с переживаниями реальной жизни.
Существует мнение, что у людей эпохи позднего палеолита, раз уж они хоронили
своих умерших, сложились определенные представления о посмертной жизни (даже
неандертальцы хоронили своих умерших с едой и оружием). Вполне может быть,
что эти люди не воспринимали смерть как конец существования человека. Но это
не значит, что они верили в присутствие бессмертного духа в теле человека
или что их уверенность в существовании потустороннего мира становилась
сильнее, когда они видели умерших во сне. Возможно, они вери-
ли, что мертвые превращаются в некое подобие оборотней, и старались
задобрить их.
Охотник на северного оленя, как нам кажется, был слишком похож на нас,
слишком разумен, чтобы не иметь связной речи. Но едва ли эта речь позволяла
что-то большее, чем прямое утверждение и непосредственный пересказ
происшедшего.
Пока еще нам не известно, насколько велики были племена охотников. Им
не было смысла держаться вместе во избежание голода. Очевидно, они были
рассеяны на значительном пространстве так же, как и олени рассеивались в
поисках пищи. Но когда олени собирались для сезонной миграции, собирались и
охотники. Для них это было время торговли, празднеств. Несомненно, был и
обмен новостями. Что же касается обмена идеями -- в этом можно сомневаться.
В жизни, сравнимой с жизнью первобытного охотника, едва ли будет
присутствовать философия или теология, склонность к предрассудкам или к
рассуждениям. Страхи -- да, но индивидуальные страхи (фантазия и игра
воображения), которые пока еще не переросли в мировоззрение и обычай.
Возможно, подобные празднества служили и средством эмоциональной
разрядки. Чтобы выразить свой страх, не нужно много слов. Напряжение,
вызванное каким-либо событием, легко разрядить в эмоциональной обстановке.
В том, что касается первобытного мышления и религии, важно помнить:
пример современных примитивных племен едва ли поможет нам понять образ
мышления человека, жившего до появления полностью сформировавшейся речи
(первобытный человек не имел или имел лишь в зачаточной форме обряды и
племенные традиции). Современные дикари и отсталые народы по рукам и ногам
опутаны самыми разнообразными традициями и обычаями тысяч и тысяч поколений.
И дело не только в том, что их оружие или их хозяйство похоже на то, которое
было у отдаленных предков. То, что было искренним переживанием, то, что
впервые запомнилось их предшественникам, столетие за столетием, поколение за
поколением врезалось в сознание, оставляя глубокий отпечаток в коллективном
и индивидуальном мышлении и поведении.
Со всей определенностью можно сказать, что фундаментальные основы
мышления человека закладывались задолго до возникновения речи. Умственная
деятельность людей позднего палеолита была близка нашей. Она строилась на
основе мышления нашего обезьяноподобного предка. В поисках фундаментальной
составляющей мышления этого примитивного существа наука психоанализа
исследует материал наших снов, наших детских представлений, наших оговорок,
непреднамеренных реакций и всего того, что еще сохранилось в нас от
первобытного дикаря, который подспудно продолжает существовать в нашем
сознании.
Человекообразные обезьяны спариваются со своим потомством. Молодые
самцы живут в страхе перед самым старым самцом. Если молодые самцы случайно
вызывают его ревность, их убивают или изгоняют из стада. Самки -- охраняемая
собственность старого самца. Так обстоят дела у всех животных, едва только у
них появляются признаки стадного образа жизни.
Страх перед Старейшиной был основой понимания того, как нужно вести
себя в обществе. Молодняк человека на первобытных стоянках вырастал в этом
страхе. Все предметы, хоть как-то связанные со Старейшиной, были под
запретом. Никому не разрешалось трогать его копье или сидеть на его месте.
Все женщины в племени, вероятно, также были в его власти. И молодежь
небольшой семейной общины должна была помнить об этом. Матери прививали
детям чувство боязни и уважения к Старейшине, учили постоянно помнить, что
он где-то поблизости.
Представление о чем-то запретном, понятие о том, что некоторые вещи --
это то, что называется табу (их нельзя было трогать, нельзя было смотреть на
них и т. п.), могло очень глубоко укорениться в первобытном сознании еще на
самых ранних стадиях развития человека.
Склонность к задабриванию Старейшины даже после его смерти тоже вполне
объяснима. Он все еще оставался главным лицом если не в жизни, то в
кошмарных снах первобытного дикаря. Как знать, может, он и не умер вовсе?
Возможно, он только заснул или притворился мертвым. И раз уж он продолжал
держать в страхе свое маленькое племя, так легко было проникнуться надеждой,
что Старейшине под силу победить и чужих, враждебных людей. При жизни ведь
он боролся за свое племя, пусть даже и правил в нем при помощи грубой силы.
Тогда почему после его смерти все должно быть иначе? Как видим, образ
Старейшины, его качества вполне естественно укладываются в категории
первобытного ума. К тому же, различные характеристики, переносимые на образ
Старейшины первобытным сознанием, могли развиваться и усложняться
соответственно тому, как усложнялись и развивались отношения в племени, а
затем и в общине. Так страх перед отцом постепенно превратился в страх перед
племенным божеством.
В противовес Старейшине, добрее и человечнее была Мать, которая
помогала, советовала, спасала своих детей от гнева Старейшины. Именно она
учила их бояться его и подчиняться ему. В укромном уголке она шепотом
рассказывала детям истории о силе
и непобедимости Старейшины. Психоанализ Фрейда и Юнга многое сделал для
того, чтобы понять, какую огромную роль страх перед Отцом и любовь к Матери
по-прежнему играют в адаптации сознания человека к социальной необходимости.
Один шаг отделял Старейшину, это первоначальное божество, от воплощения
в определенную форму. Женские божества были мягче и добрее. Они помогали,
защищали, они утешали и награждали. В то же время их образ был более
загадочен, менее понятен, чем открытая грубость Старейшины. Поэтому
священный покров страха отделял и Женщину от потомства. Богинь тоже боялись.
Они приходили из мира непостижимого и ужасного.

    3


Еще одно фундаментальное представление достаточно рано успело
сформироваться в сознании человека. Необъяснимое возникновение инфекционных
болезней, должно быть, послужило основой для представления о нечистоте и
проклятии. Как следствие возникло стремление избегать определенных мест и
людей с определенными отклонениями в здоровье.
Общаясь друг с другом, люди могли обозначить область общих страхов и
определить коллективное табу на запретные и нечистые вещи. Вслед за понятием
нечистоты возникали понятия об очищении и снятии проклятия. Обряд очищения
проводился под руководством и с помощью знающих стариков или старых женщин.
В ритуале подобного очищения кроются истоки более поздних обрядов и женской
магии. Чтобы снять проклятие, изгнать зло, чтобы стать неуязвимым,
необходимо было совершить действо, равное по значимости и эмоциональному
воздействию. А что может быть более волнующим, чем ритуальное убийство,
пролитие живой крови?
Речь поначалу была мощным дополнением к простому подражательному
обучению, к урокам пинка и подзатыльника, проводимым бессловесным родителем.
Матери могли словесно поощрять своих послушных чад или распекать нерадивых.
По мере развития речи люди получили возможность подметить, что некоторые
словесные формулы могли быть, или казались им, особенно действенными. Тогда
они старались запомнить эти слова и держать их в секрете.
В человеческом разуме уживаются две наклонности: одна -- стремление к
скрытности и подозрительности, и другая, вероятно, более поздняя, --
стремление удивлять, поражать и вообще стараться произвести впечатление друг
на друга. Секреты, как говорят, придумывают для того, чтобы можно было ими
поделить-
ся. Своими секретами ранние люди делились с молодыми, более
впечатлительными людьми, и делали это более или менее открыто, с большим или
меньшим эмоциональным результатом, в определенном ритуале посвящения. Более
того, человечество во все времена переполняла тяга к учительству.
Большинство людей жить не может без того, чтобы не "учить жить" других. Все
многочисленные и разнообразные принудительные запреты для мальчиков и
девочек, для женщин, вероятно, также очень рано появились в нашей истории и,
очевидно, имеют одну и ту же природу. У жертвоприношений, в свою очередь,
двойственный источник. Во-первых, это стремление задобрить Старейшину и,
кроме того, стремление действием повлиять на природу и положение вещей. В
жертвоприношении, вероятно, всегда было больше магии, чем поклонения.
Жертвоприношение разрушало чары, утверждало порядок, а если так, тогда это
не могло, по мнению первобытного человека, не понравиться духу Старейшины,
превратившегося в Племенное Божество. Впрочем, жертвы приносились и потому,
что сам ритуал жертвоприношения быстро стал частью существования и
завораживающе действовал на умы первобытных людей.
Из множества подобных представлений выросли первые квазирелигиозные
традиции в жизни человека. Речь, становившаяся все более емкой и
выразительной, дала возможность усилить и объединить табу, запреты и
церемонии. Нет ни одного дикого или отсталого племени в наши дни, которое не
было бы опутано сетью подобных традиций.
С возникновением примитивного скотоводства еще более усилились подобные
аналогии, о которых мы говорили: одушевление непонятных предметов и явлений,
перенос на них характеристик живого существа. Многое из того, на что человек
ранее не обращал внимания, теперь приобретало первостепенную важность.
Жизнь человека эпохи неолита постепенно приобретала кочевой характер. И
для охотника, и для пастуха исключительно важным было умение ориентироваться
на местности. Пастух был рядом со своим стадом как днем, так и в ночное
время. Солнце и звезды помогали ему не сбиться с пути.
После многих веков наблюдений человек заметил, что звезды -- более
надежный ориентир, чем солнце. Он начал выделять отдельные звезды и
скопления звезд. А для первобытного человека выделить один какой-либо
признак предмета или явления означало придать ему индивидуальность,
одушевить то, что бросилось в глаза. Самые приметные звезды стали казаться
человеку живы-
ми существами, надежными, постоянными. Каждый раз после захода солнца
они появлялись на ночном небосклоне. Вероятно, они казались человеку
сияющими глазами и помогали так же, как помогало племенное божество.
Начало периода возделывания земли усилило чувство смены времен года,
дня и ночи. Когда наступало время сева, на небе царили всегда одни и те же
звезды. Некая яркая звезда каждую ночь поднималась над какой-нибудь
приметной возвышенностью (скажем, над вершиной горы), а затем медленно
каждую ночь опускалась. Конечно же, как казалось человеку, это был знак,
молчаливое, но исполненное сокровенного смысла предостережение для знающих,
для посвященных. Не будем забывать, что земледелие началось в субтропической
зоне или даже ближе к экватору, где сияние звезд первой величины несравнимо
по силе и красоте с более умеренными широтами. Смена времен года не
сопровождалась снегом и холодными ветрами, как на севере. Сложно было
предсказать, когда начнется сезон дождей или случится наводнение. Но звездам
можно было верить, они никогда не обманывали.
Человек эпохи неолита научился считать и постепенно все больше попадал
под влияние магии чисел. Существуют примитивные языки, в которых нет слова
для обозначения числа больше пяти. Некоторые племена могут считать только до
двух, и не более. А человек эпохи неолита на своей прародине в Азии и Африке
уже подсчитывал свое все возрастающее имущество. Он начал с использования
счетных бирок и палочек с надрезами. Затем научился складывать их в десятки
и дюжины. Его завораживали углы в треугольнике и квадраты из четырех
сложенных концами друг к другу палочек; и еще то, что некоторое количество,
вроде двенадцати, легко делилось на равные части различным манером, а другое
(например, тринадцать) так поделить было невозможно. Двенадцать стало
знакомым и любимым числом, щедрым и благородным, а тринадцать, наоборот,
приобрело дурную славу.
Видимо, тогда же появился первый календарь, и человек начал отмечать
время по новолуниям и полнолуниям. Лунный свет был очень важен для пастухов,
которые больше уже не преследовали стада, а наблюдали за ними и стерегли их.
От фаз луны с развитием и улучшением земледелия внимание человека
переключилось на более длинный сезонный цикл. С наступлением зимы
первобытный человек, вероятно, просто уходил в более теплые края. Он уже
наверняка знал, что теплое время года чередуется с холодным, и успевал
сделать запасы корма для скота, а впоследствии -- запасы зерна для хлеба.
Человек уже должен был точно знать самое выгодное время для сева, иначе все
могло обернуться неурожаем.
Наиболее ранний метод летоисчисления -- по фазам луны. С началом эпохи
земледелия возникла задача привести лунный
календарь в соответствие с солнечным. До сих пор эту задачу до конца не
решили. Пасха год за годом приходится на разное время. Она приходит то
слишком рано, то слишком поздно по отношению к весне. А причина -- все в той
же привязанности к лунному календарю, сохранившейся с древних времен.
Когда человек со своим имуществом и вместе со своими стадами стал
обживать новые места, он стал задумываться над тем, что же может быть в
краях, где он еще не бывал. Стало складываться представление о том, что за
пределами его стоянки, его поселения существует большой, незнакомый мир.
Задерживаясь во время кочевий в какой-либо местности, привыкая к ней, люди
задавались вопросом: "Как это или то оказалось здесь? Откуда оно взялось?"
Люди стали интересоваться тем, что скрывается за горами, где прячется солнце
после заката и что находится над облаками.
Накапливая новые впечатления, придумывая им названия, человек учился
рассказывать. Простые личностные переживания, отдельные магические приемы и
табу в поведении человека эпохи палеолита стали складываться во
взаимосвязанную мировоззренческую систему. Люди стали придумывать истории и
легенды о себе, о своем племени, о своих табу и о том, зачем эти табу нужны;
об окружающем мире и о том, как и зачем сам человек появился в этом мире.
Таким образом, зарождалось общественное сознание. Человек эпохи палеолита,
несомненно, был более свободной личностью, в нем было гораздо больше от
художника и от дикаря, чем в человеке эпохи неолита. Жизнь людей эпохи
неолита уже подчинялась в буквальном смысле "неписаным", но от этого не
менее жестким законам. С детства человека учили, что можно и чего нельзя. У
него уже не было прежней свободы самостоятельно искать объяснения
окружающему миру и своему месту в этом мире. За него уже все было придумано,
и человеку оставалось только покориться новому диктату, который появился в
его жизни -- диктату идеологии.
Новые слова и новый смысл не только способны усилить и осложнить
процесс мышления. Сами по себе слова обладают силой и могут воздействовать.
Слова человека эпохи палеолита большей частью были названиями предметов.
Человек эпохи неолита уже стал задумываться над тем, что означают сами
слова. Когда мы говорим об эпохе неолита, сразу же бросается в глаза полное
отсутствие художественного импульса, который отличал людей эпохи позднего
палеолита. Перед нами множество примеров совместных усилий в самых разных
сферах, и при этом -- никаких при-
знаков личного творчества. Самоподавление постепенно начинает
становиться составляющей жизни этих людей. Человек вступил на
продолжительный, сложный и мучительный путь достижения всеобщего блага,
принеся в жертву свое собственное самовыражение (отчего продолжает страдать
и по сей день).
В мифологии начинали складываться определенные общие черты, которые
время от времени повторялись. Почти повсеместно, где мы находим остатки
неолитической культуры, мы обнаруживаем тенденцию к объединению образов змеи
и солнца в орнаментах и в культовых обрядах. Это первобытное обожествление
змеи распространилось значительно дальше тех регионов, где змеи
действительно составляли неотъемлемую часть жизни человека. И если однажды
удастся установить, из какого именно центра началось распространение
неолитического образа жизни, несомненно, окажется, что на этих землях змеи и
солнечный свет имели первостепенное значение.
С появлением земледелия жизнь человека пополнилась новыми образами и
представлениями.
Из комплекса представлений, связанных со Старейшиной, из эмоционального
переживания, с которым был связан образ Мужчины для женщин и Женщины для
мужчин, из желания избежать нечистоты и заразы, из стремления добиться с
помощью магии власти и благополучия, из сезонных жертвенных традиций и из
целого множества умозаключений стало складываться некое единое целое.
Постепенно оно превращалось в объединяющее начало, сознательное и
эмоциональное. Это нечто мы можем назвать религией. В самой своей основе
религия не является однородной или логичной, а скорее представляет собой
переплетение верований об управлении духами, представлений о богах, о
всевозможных "можно" и "нельзя".
Религия сложилась не сразу. Из того, что мы уже сказали, следует, что
примитивный человек, не говоря уже о его обезьяноподобном предке или
мезозойских млекопитающих, не мог иметь никакой идеи Бога или религии.
Только с течением времени его , сознание смогло вместить такие общие
представления. Можно с полным основанием сказать, что религия росла и
развивалась вместе с человеческим обществом. Человек сам открыл и продолжает
открывать для себя Бога.
Человек уже осознавал, что ему лично необходима защита и руководство,
очищение от нечистоты. Он нуждался в силе и воле, превосходящих его
собственные. Те из племени, кто был смелее и мудрее, хитрее и расчетливее
других, выделялись из общей
массы и становились шаманами, жрецами, вождями и правителями. И не
стоит воспринимать этих людей как мошенников, стремившихся одурачить своих
ближних, сыграть на их слепой вере, захватив власть над ними. Человеком
движет множество самых разных мотивов; искать преимущества над другим
человеком его заставляют десятки причин, и не все они плохие и низкие.
Чародеи, как правило, верили в действенность своих чар, жрецы -- в
необходимость обрядов, вожди -- в свое право руководить племенем.
Вожди, жрецы и колдуны в самых разных обличьях возникают повсюду в мире
на том этапе истории, когда поздний палеолит сменяется неолитом. Повсеместно
человечество занято поисками -- где, в чем может заключаться источник
власти, знаний и магической силы? И повсюду люди стремились с благими, или
не совсем благими, намерениями управлять, направлять или же с помощью
магического воздействия сглаживать конфликты и недоразумения, которые стали
возникать между человеком, с одной стороны, и обществом -- с другой.
Нельзя не упомянуть еще об одном, причудливом новшестве, возникшем в
позднем палеолите и неолите,-- об уродовании своего тела в ритуальных и
прочих целях. Люди стали делать надрезы, прокалывать носы и уши, выбивать
передние зубы и т.п., руководствуясь в этих действиях самыми немыслимыми
предрассудками. Многие дети в наше время продолжают проходить через сходную
стадию умственного развития. К примеру, нельзя оставлять ножницы на виду у
девочек определенного возраста, чтобы они сами не постригли себя на свой
вкус. Ни одно животное так не делает. Те же истоки и у обряда обрезания,
который характерен для иудаизма и ислама.
Человеческие жертвоприношения случались не только перед началом сева.
Есть все основания предполагать, что на могилах вождей убивали их рабов и
жен, что мужчин, женщин и детей убивали, чтобы отвести несчастья или утолить
голод богов. Все это кровопролитие перешло и в бронзовый век. Общественное
самосознание словно бы уснуло тяжелым удушливым сном. И пока не настала пора
проснуться, этот сон разума продолжал порождать кошмары.


    Глава одиннадцатая. РАСЫ И НАРОДЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА


1. Появляются ли новые народы?
2. Основные расы человечества.
3. Темноволосые смуглокожие народы.
4. Распространение "гелиолитической" культуры.
5. Американские индейцы

    1


Настало время подробно обсудить, что же понимается под часто и не
всегда точно употребляемым выражением "расы и народы человечества". Вполне
очевидно, что люди, обитающие на обширных пространствах, не могут не
изменяться и не приспосабливаться к разным условиям среды. Человек, как и
все другие виды живых существ, постоянно испытывает тенденцию к разделению
на несколько видов.
Но, с другой стороны, человек -- животное странствующее, животное
предприимчивое, и очень немногие из преград остаются для него по-настоящему
непреодолимыми. Поэтому многие тысячи лет две силы и две тенденции оказывали
влияние на человека. Одна из них стремилась разделить человечество на
множество местных разновидностей, а другая -- перемешать, слить воедино эти
разновидности до того, как произойдет настоящее видовое разделение.
Эти две тенденции, вероятно, изменялись на протяжении истории
человечества. Человек эпохи палеолита, к примеру, проводил свою жизнь в
странствиях, преодолевая намного большие расстояния, чем человек эпохи
неолита. Он был менее привязан к своему дому или временному пристанищу, его
передвижениям не мешало то немногочисленное имущество, что у него было.
Племенам охотников поневоле приходилось следовать за мигрирующими животными,
которые были их добычей. Несколько неудачных для охоты лет -- и племя могло
откочевать еще на пару сотен километров. Люди в ту эпоху активно
смешивались.
С появлением земледелия новые земледельческие общины стремились
закрепиться на местности, где условия в наибольшей степени способствовали
земледелию. Таким образом, усиливалась тенденция к появлению большего числа
различий у человеческих типов.
Напрашивается вывод о том, что палеолитическое население,; пусть и
немногочисленное, но разбросанное на огромных пространствах, было в основной
своей массе однотипным.
В истории человечества периоды расселения и межплеменного смешения
чередовались с периодами оседлости и обособления. Но, как минимум, с конца
палеолита и вплоть до последних нескольких сотен лет человечество
обособлялось. В этот период возникло значительное число разновидностей
человеческих типов, многие из которых или вновь смешивались с другими, или
вымирали. Там, где существовали четко выраженные климатические или
географические отличия или преграды на пути к смешению, там можно было
ожидать и появление новых разновидностей.
В одном из отдаленных уголков планеты, в Тасмании, немногочисленная
народность, отрезанная от всего остального мира, продолжала существовать на
стадии развития, соответствовавшей раннему палеолиту, вплоть до открытия
острова голландцами в 1642 году (последний Тасманией умер в 1876 г).
Тасманийцы оставались в изоляции от остального человечества около пятнадцати
или двадцати пяти тысяч лет.
Среди многочисленных препятствий и преград на пути к смешению
человеческих типов было несколько значительных барьеров, таких, как
Атлантический океан, высокогорья и исчезнувшие ныне моря Центральной Азии. У
изолированных разновидностей очень рано появились определенные сходные и
различительные признаки.
Большинство разновидностей людей в Восточной Азии и Америке (правда, не
все) имеют следующие общие черты: желтоватую кожу, прямые черные волосы и
очень часто широкие скулы. У большинства африканских племен на юг от Сахары
черная или темная кожа, приплюснутый нос, толстые губы и вьющиеся волосы. На
севере и западе Европы многие люди имеют светлые, иногда рыжие, волосы и
синие глаза. В регионах вокруг Средиземного моря преобладают белокожие люди
с темными глазами и черным цветом волос. Эти южные белокожие племена, по
всей видимости, и составляли ту основную массу людей, которая постепенно
распространялась на север, восток и юг, вторгаясь в области обитания
северных белых, желтокожих и чернокожих народов. Черные волосы южных белых
людей тоже прямые, но никогда не бывают такими жесткими, без единого
признака извива, как у желтокожих народов. В Южной Индии мы встречаем смуг-
локожих людей с прямыми черными волосами, но по мере продвижения на
восток им на смену приходят народы с отличительно желтым цветом лица.
На островах, разбросанных в Тихом океане, и на островах Папуа и Новая
Гвинея встречается еще одна группа людей -- низкорослых и чернокожих, с
вьющимися волосами.
Но не следует забывать, что все это достаточно вольные обобщения. К
примеру, у некоторых африканских народностей преобладают азиатские, а не
африканские черты. На Андаманских островах в Индийском океане, на
значительном расстоянии и от Австралии, и от Африки, обитает чернокожее
племя. На юге Персии и в некоторых районах Индии в облике жителей
прослеживается примесь негроидной крови. Это так называемые "азиатские"
негроиды.
Пока что нет достаточно убедительных причин считать, что все чернокожие
люди (австралоиды, азиатские негроиды и собственно негры) имеют общее
происхождение. Точно известно лишь одно: определенное время они жили в
сходных условиях. Не исключено, что более древние типы в истории
человечества все были темно- или чернокожими, а светлая кожа у некоторых
типов людей появилась сравнительно недавно. Когда в Европе только начинался
неолитический период (возможно, около десяти -- двенадцати тысяч лет назад)
"homo sapiens" уже находился в стадии активного видоизменения по всему миру.
Но, разделившись на несколько разновидностей, он никогда не видоизменялся.
Единственный отличный вид "homo", неандерталец, вымер еще до наступления
неолита. Понятие "вид" с биологической точки зрения отличается от
"разновидности" тем, что разновидности могут смешиваться, а виды или не
смешиваются вовсе, или производят потомство, которое не способно к
дальнейшему размножению (как, например, мулы).
Все человеческие расы могут свободно смешиваться, могут научиться
понимать язык друг друга и совместно трудиться. И в настоящее время
человечество, по-видимому, не обособляется. Сейчас, пожалуй, сильнее
тенденция к смешению, чем к обособлению.

    2


Все народы являются более или менее смешанными. Несомненно, существуют
четыре основные расовые группы, но и они тоже неоднородны.
В европейском и средиземноморском регионах, а также в Западной Африке
живут и жили на протяжении многих тысяч лет белокожие люди, которых обычно
принято называть европеоид-
ной, или кавказской, расой. Она подразделяется на две или три подгруппы
-- северную светловолосую, или нордическую; смешанную промежуточную, так
называемую альпийскую (некоторые ученые не склонны выделять ее в отдельную
группу); и иберийскую, или средиземноморскую, группу, к которой относятся
южные смуглокожие народы.
В Восточной Азии и Америке преобладает вторая, монголоидная раса.
Монголоиды в большинстве своем отличаются желтоватым цветом лица, прямыми
черными волосами.
В Африке преобладают негроиды, а в Австралии и Новой Гвинее -- черные
австралоиды.
Это разделение принято главным образом, для удобства, и следует всегда
помнить, что оно не является по-настоящему четким. За рамками этого
разделения остаются некоторые немногочисленные народы, которых нельзя
однозначно отнести к какой-либо из групп, не говоря уже о том, что сами
основные расы постоянно смешиваются между собой.
Средиземноморская, или иберийская, группа европеоидной расы в древности
была намного больше и разнообразнее, чем обособленная нордическая.
Вполне возможно, что темноволосые смугло-белые народы являются, так
сказать, базовой расой современного мира. Нордические и монголоидные народы
тогда -- не более чем северо-западные и северо-восточные ветви этого
основного ствола. Или же нордический тип является ветвью, а монголоиды,
подобно негроидам,-- это вполне самостоятельный и независимый ствол;
темноволосые смугло-белые племена встретились и смешались с ними в Южном
Китае.
Относительно кроманьонских и гримальдийских типов следует отметить, что
скелеты гримальдииского типа имеют негроидные признаки. Это был тип
человека, предположительно более походивший на боскопский, чем
кроманьонский, имевший сходство с американскими индейцами. Вполне возможно,
что обе эти первичные разновидности заселяли одну и ту же местность. Одна из
них -- прото-желто-белая раса, а другая -- прото-негроидная. Следует
обратить внимание, что негроидная ветвь отделяется от общего ствола. Далее
большинство человечества представлено смугло-белыми народами. Затем две
ветви расходятся в разные стороны, две расы мигрируют в разных направлениях:
одна -- в сторону северных лесов, а другая -- в сторону песчаных пустынь
северо-восточной Азии. Таким образом возникают нордическая и
монголоидная расы.
Мы не считаем, что какой-то из названных расовых типов, нордический или
монголоидный, за исключением разве что эскимосов и скандинавов, сохранил
свою "чистоту". Ветви в нашей диаграмме снова соединяются с другими ветвями,
предполагая существовавшее межрасовое смешение.
В нашей диаграмме очень много знаков вопроса, но и в таком виде она,
как нам кажется, больше соответствует действительному положению вещей в
расовом вопросе, чем любая жесткая и строгая классификация.
В определенный период истории человечества возник особый тип
неолитической культуры, которую назвали "гелиолитической" (то есть культурой
солнца и камня). Она распространилась на все регионы, населенные
средиземноморскими племенами, и даже вышла за их пределы и достигла (через
Индию, затем по тихоокеанскому побережью Китая и, наконец, через Тихий
Океан) Мексики и Перу. Ее носителями были племена, селившиеся на морском и
океаническом побережьях.
Для "гелиолитической" культуры характерно: 1) обрезание; 2) непонятный
пока (известный как "кувада") обычай, когда отца новорожденного ребенка
заставляли имитировать поведение роженицы; 3) практика массажа; 4)
бальзамирование мумий; 5)мегалитические сооружения (к примеру, Стоунхэндж);
6) искусственная деформация черепов у подростков с помощью тугих повязок; 7)
нанесение татуировок; 8) культовая ассоциация змеи и солнца; 9)
использование символа, известного как свастика, призванного принести удачу.
Впрочем, свастика, по всей видимости, неплохо себя чувствует и в
современном мире. Удивительно, как людям удалось дважды приспособить этот
символ для своих целей.
Все перечисленные характеристики объединяют Бретань с Борнео и Перу.
Там, где встречается одна из них, представлено и большинство остальных. Но
такое сочетание не подмечено ни у первобытных нордических народов, ни у
монголоидных племен, ни у тех, кто жил южнее экваториальной Африки.
Тысячелетиями (от 15 000 до 1 000 гг. до н. э.) "гелиолитическая
культура" и ее темнокожие носители проникали в самые отдаленные уголки
планеты теплого климатического пояса, преодолевая на своих каноэ подчас
значительные морские пространства. Это была наиболее развитая человеческая
культура того
времени, и ее основой были прочные, высокоразвитые общины. Местом
зарождения этой культуры, по всей видимости, было Средиземноморье и Северная
Африка.
Многие народности Индонезии, Меланезии и Полинезии все еше находились
на гелиолитической стадии, когда они были открыты
мореплавателями-европейцами в XVIII в. Первые цивилизации Египта и
Междуречья Тигра и Ефрата, вероятно, являются прямыми преемниками этой
обширной культуры. Кочевники-семиты Аравийской пустыни, по всей видимости,
также прошли через гелиолитическую стадию.
Коренными обитателями Америки являлись представители монголоидной расы.
Они скорее всего перебрались на Американский континент через Берингов
пролив. Затем, с течением времени (хотя не все этнологи согласны с этой
точкой зрения), новые племена и новые культурные идеи могли достичь Америки
по морю. Но если новые племена и присоединялись к исконному населению
Америки, то они или вовсе не сеяли пшеницу, или же со временем перестали это
делать. Основная зерновая культура Нового Света -- кукуруза -- была
совершенно неизвестна в Старом Свете. Но в обрядовой жизни американских
народов мы находим ту же связь человеческого жертвоприношения с началом сева
зерна, которая встречается в неолитический период по всему Старому Свету.
Там, где были благоприятные сезонные пастбища, американские индейцы
перешли к кочевому образу жизни, следуя за стадами бизонов. На крайнем
севере индейцы продвигались вслед за оленями-карибу (лошадей на Американский
континент завезли уже европейцы). Обитатели тропических джунглей охотились
на птиц и другую мелкую дичь. Но в двух или трех регионах с плодородной
почвой некоторые племена американских индейцев создали более сложный и
развитый общественный порядок. Эти племена обрабатывали и орошали свои
земли, возводили культовые сооружения из камня и украшали их сложным
орнаментом часто с фантастическими изображениями. Они создали свои города и
основали свои империи.


    Глава двенадцатая. ЯЗЫКИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА


    1


Маловероятно, что когда-то в мире существовал единый для всего
человечества язык. Нам ничего не известно о языке людей эпохи палеолита. Мы
даже не знаем, мог ли тогда человек вообще свободно разговаривать. Нам
известно, что у него, судя по рисункам, было острое чувство формы и
движения. Скорее всего он выражал свои чувства в основном с помощью жестов.
Те слова, которые все же использовал ранний человек, были или возгласами,
предупреждавшими об опасности и выражавшими радость, или наименованиями
каких-либо предметов. Во многих случаях это были звуки, имитировавшие, к
примеру, звуки животных. Сэр Артур Эванс* предположил, что в Америке язык
знаков возник раньше, чем собственно языки индейцев; он является общим для
всех индейцев Северной Америки, в то время как языки у них разные.
Понадобилось немало времени, чтобы человеческий разум научился
передавать действия и взаимосвязь между предметами с помощью языковых
средств. Современные языки насчитывают многие тысячи слов, но в первобытных
языках их могло набраться едва ли несколько сотен. Вполне вероятно, что даже
к началу неолита это был весь доступный человеку словарный запас. В те дни,
наверное, не к чему было пускаться в долгие беседы или в обстоятельный
пересказ событий. Если человек хотел о чем-то рассказать, то он скорее всего
делал это с помощью пляски или разыгрывал сцену перед своими соплеменниками,
которые были больше зрителями, чем слушателями.
Развитие речи поначалу шло очень медленно, а грамматические формы и
возможность передачи отвлеченных понятий появились в истории человечества
очень поздно, возможно, не ранее, чем четыреста или пятьсот поколений назад.
Эванс Артур Джон (1851 -- 1941) -- английский археолог. Открыл и
исследовал минойскую культуру на о. Крит.

Ученые-филологи, изучающие языки мира, выделяют несколько групп языков,
получивших распространение на значительных территориях. Эти группы имеют
общие корневые слова и сходные способы выражения одних и тех же понятий.
Одна из таких обширных языковых групп сейчас распространена почти по
всей Европе и до Индии включительно. В нее входят английский, французский,
немецкий, испанский, итальянский, греческий, русский, армянский, персидский
и различные индийские языки. Ее называют индоевропейской, или арийской,
языковой семьей.
Когда-то в далеком прошлом, в неолитическую эпоху (восемь тысяч лет
назад или около того) существовал простой исходный язык, от которого
произошли все индоевропейские языки. Где-то между Центральной Европой и
Западной Азией обитали многочисленные племена, достаточно перемешанные между
собой, чтобы создать один общий язык и пользоваться им. Для удобства назовем
их арийскими народами. В большинстве своем они принадлежали к светлокожей
расе, к северному светловолосому типу людей, то есть к нордическому типу.
Здесь самое время сделать одно предостережение. Было время, когда
филологи не различали такие понятия, как язык и народ, и предполагали, что
люди, говорящие на одном языке, являются одноплеменниками. Ясно, что это
совершенно не соответствует действительности. Достаточно упомянуть о неграх
в Соединенных Штатах, которые теперь все говорят по-английски. А ирландцы
больше не говорят на старом гэльском языке, разве что в целях политической
демонстрации. На самом деле существование общего языка указывает на тесную
связь и взаимное общение между народами. Общий язык (даже если он и не
обозначает общее происхождение) указывает на общее будущее.
Вероятно, арийская группа языков выделилась в обширном регионе, где
основными реками были Дунай, Днепр, Дон и Волга. Этот регион охватывает
степи на севере от Каспийского моря, на востоке простирается за Уральские
горы. Кочевые племена, говорившие на арийском языке, вероятно, очень долго
не могли достичь Атлантики или областей за пределами Малой Азии.
В те времена Дунай протекал в восточном направлении и впадал в огромное
море, выходившее за пределы региона Волги (в юго-восточной России) и
занимавшее часть Туркестана. Это древнее море включало в себя нынешние
Черное, Каспийское и Аральское моря. Возможно, в те времена оно сообщалось с
Ледовитым океаном. На юге морское побережье простиралось от Балкан до
Афганистана. Северо-западнее находилась обширная об-
ласть болот и заводей, упиравшаяся в Балтику. В любом случае, это было
серьезное препятствие на пути между арийскими племенами и обитателями
северо-восточной Азии.
Кроме индоевропейской (арийской), филологи выделяют еще одну группу
языков, которая, очевидно, возникла и развивалась обособленно. Это
семитская* языковая семья. К ней относятся, в частности, иврит и арабский
язык. Корневые слова у них совсем не такие, как в арийских языках,
по-разному они выражают взаимоотношения между понятиями, различные у них и
принципы строения грамматики. Скорее всего, эти языки складывались в
общинах, не имевших никаких контактов с древними ариями, независимо и
самостоятельно.
Местом исконного обитания носителей семитского языка, по всей
видимости, был или юг Аравийского полуострова, или северо-восточная Африка.
В эпоху раннего неолита древние арии и древние семиты жили, если можно так
сказать, в разных мирах.
Менее единодушны филологи в том, чтобы отдельной группой считать
хамитские языки. Некоторые склонны выделять третью самостоятельную языковую
семью, другие объединяют хамитские языки с родственными им семитскими.
Хамитская группа, несомненно, значительно шире и многообразнее, чем
семитская или арийская. Современные носители хамитских языков, как и
семитских, являются преимущественно представителями средиземноморской
этнической общности. Среди хамитских языков -- древнеегипетский и коптский,
берберские языки (то есть языки горных племен Северной Африки, к примеру,
язык туарегов), а также так называемая группа эфиопских языков в восточной
Африке, включающая язык сомалийцев. Эти языки могли распространиться из
центрального региона африканского побережья Средиземноморья.
Все три основные языковые семьи (арийская, семитская и хамитская) имеют
одну общую, отличающую их от других языков, черту -- грамматический род. Но
доказывает ли это общность
В других классификациях эта семья называется афразийская макросемья.
происхождения трех языков в далеком прошлом -- вопрос скорее для
ученого-филолога, чем для простого читателя.
На северо-востоке от арийских и семитских областей в свое время
находилась прародина еще одной языковой системы, известной как туранская,
или урало-алтайская*, языковая семья. Она включает в себя саамский язык
Лапландии и самодийский язык Сибири; финский, венгерский, тюркский,
маньчжурский и монгольский языки. До сих пор ведутся споры, в какой степени
относятся к этой группе японский и корейский языки.
Пятым регионом на нашей планете, где складывались языки, была
юго-восточная Азия. Преобладающей в этом регионе является группа языков,
использующих односложные слова, без окончаний или приставок.
Смысл такого односложного слова определяется по интонации, с которой
слово было произнесено. Эту группу называют китайской**, или
моносиллабической (то есть односложной). Сюда входят китайский, бирманский,
сиамский и тибетский языки. Отличие китайских языков от всех других очень
большое. Пекинский диалект китайского языка насчитывает всего 420 базовых
односложных слов, но в свою очередь каждое из них должно передавать
множество различных смыслов. Точное значение каждого такого слова
определяется или в контексте, или по интонации, с которой оно было сказано.
Грамматическая связь между словами устанавливается совсем не таким, как в
арийских языках, способом.
Многие авторы утверждают, что вообще не существует никакой китайской
грамматики. И это справедливо, если под грамматикой понимать привычные для
европейских языков способы образования и согласования слов. Сам способ
мышления у китайцев является не таким, как у европейцев.
Уральские языки -- крупное генетическое объединение языков, включающее
две семьи: финно-угорскую и самодийскую. Алтайские языки -- условный термин
для обозначения макросемьи языков, объединяющей тюркские, монгольские,
тунгусо-маньчжурские языки, а также изолированные корейский язык и японский
язык.

Китайско-тибетские языки.
Кроме вышеперечисленных языковых семей, филологи выделяют еще несколько
обширных языковых групп. Ни один из языков американских индейцев не похож на
языки Старого Света. Языки американских индейцев можно выделить в особую
группу, не забывая при этом, что в данном случае имеем дело не столько с
языковой семьей, сколько с неоднородным конгломератом самых разнообразных
языков и наречий.
Вполне возможно, что отдельными языковыми группами являются дравидские
языки Южной Индии, а также малайско-полинезийские, площадь распространения
которых протянулась по всей Полинезии.
Теперь, исходя из названных фундаментальных языковых отличий, мы можем
сделать вывод: к тому времени, когда стали складываться большие общественные
образования, человечество уже было рассредоточено в нескольких обширных
регионах планеты, а люди очень мало общались между собой. Их разделяли
океаны, моря, непроходимые леса, пустыни и горы. В те далекие времена
(возможно, десять тысяч лет назад или больше) племена и семейные общины,
говорившие на арийских, семитских, хамитских, туранских и китайско-тибетских
языках, странствовали по своим отдельным областям, занимаясь охотой,
разведением скота и осваивая земледелие.
Каждая из этих групп по-своему развивала свои языки. Регулярное
земледелие в те времена только зарождалось, и только по мере развития
земледелия стала увеличиваться плотность населения в плодородных районах. До
этого общее число людей на планете не превышало нескольких десятков тысяч.
Мы очень часто не отдаем себе отчет в том, что вплоть до
позднепалеолитического периода человек был на редкость малочисленным
существом. Если к тому времени земледелие где-то и играло важную роль, а
плотность населения была выше, чем в других местах, то это было в
Средиземноморском регионе и, вероятно, на тех землях, которые теперь
оказались затопленными.
Кроме названных неолитических племен, в те времена, должно быть,
существовали и разнообразные, но все еще примитивные, обитатели тропических
лесов в Африке и Индии. Их численность вообще не превышала нескольких тысяч.
Они были так же малочисленны, как сейчас обезьяны гориллы. Центральная
Африка, начиная с верховьев Нила, была в те времена сплошным лесным
массивом. Современные леса Конго являются последними уцелевшими остатками
тех, некогда необозримых лесных пространств.
Языковое деление, установленное филологами, в целом совпадает с
делением человечества на расы и народы, которое поддерживается этнографами.

    8


Зачатки человеческой речи эпохи Неолита и языки девяти основных
языковых семей (о которых говорилось выше) -- это совсем не одно и то же. Мы
говорили о более поздних языках, вытеснивших своих примитивных
предшественников.
До сих пор на земле существуют языки, которые не имеют никаких видимых
связей с другими языками. Иногда, впрочем, путем особо тщательного
исследования удается нащупать такие связи. Тогда, казалось бы, изолированные
языки становятся частью более древней, более простой формы человеческой
речи.
Одна из таких языковых групп -- это баскские диалекты. В настоящее
время баски живут на северных и южных склонах Пиренеев. Их численность в
Европе не превышает 600 тысяч. Это отважный и очень свободолюбивый народ.
Язык басков в том виде, в котором он существует теперь, является развитым и
полностью сложившимся. Однако его истоки совсем не такие, как у соседних
индоевропейских языков.
Газеты на баскском языке выходят в Аргентине и Соединенных Штатах на
средства богатых иммигрантов. Первыми "французами", переселившимися в
Канаду, были баски, и баскские фамилии по сей день часто можно встретить
среди франко-канадцев.
Судя по свидетельствам из прошлого, которые дошли до нас, баски и
баскский язык в древности были гораздо более распространены в Испании, чем
теперь. Долгое время история баскского языка оставалась загадкой для ученых.
Высказывались предположения, что его строение напоминает строение языков
американских индейцев. Исследовалась связь баскского языка с берберским
языком и через него -- со всей группой хамитских языков. Были мнения о том,
что язык басков -- это единственный сохранившийся, хотя и сильно
изменившийся и обособившийся, из когда-то распространенной и разветвленной
группы прото-хамитских языков. На этих языках, исчезнувших к нашему времени,
говорили в основном представители темноволосой средиземноморской народности,
когда-то заселявшей большую часть запада и юга Европы и Западную Азию. Можно
предположить, что баскский язык находился в близкой связи с дравидийскими
языками Индии и с языками народов гелиолитической культуры (которые
распространились через Индонезию в Полинезию и дальше).
Вполне возможно, что восемь-десять тысячелетий назад в западной и южной
Европе были распространены другие языковые группы, полностью исчезнувшие к
моменту появления в этом регионе индоевропейских языков. Они могли
объединяться в три основные группы: 1) древний критский язык; 2) шумерский
язык; 3) эламский язык.
Существует предположение, что древний шумерский язык мог быть связующим
звеном межу ранней кавказской и ранней монгольской группой языков. Если это
так, тогда у нас получается "баскско-кавказско-дравидско-протомонгольская"
языковая группа, еще более древняя исходная языковая система, чем основная
хамитская.
Таким образом, появляется своеобразное лингвистическое "недостающее
звено", гораздо более напоминающее исходный язык, чем все, что мы имеем в
настоящее время. Его можно соотнести с арийскими, семитскими, хамитскими
языками так, как примитивные ящерицы позднепалеозойских времен соотносятся с
млекопитающими, птицами и динозаврами.
С хамитскими языками, возможно, связан язык готтентотов. В
экваториальной Восточной Африке по-прежнему говорят на языке, похожем на
готтентотский с бушменскими включениями, и это только подтверждает мнение,
что вся Восточная Африка была в свое время хамитоязычной.
Языки банту и народности, говорящие на этих языках, распространились
сравнительно недавно из какого-то исходного центра в западной части
Центральной Африки и отрезали готтентотов от остальных хамитских народов.
Хотя не менее вероятно и то, что язык готтентотов является отдельной
языковой группой.
Среди других изолированных языков можно назвать язык папуасов Новой
Гвинеи и язык австралийских аборигенов. Вымерший тасманский язык так и
остался почти неизученным. То, что нам известно о нем, подтверждает тот
факт, что человек эпохи палеолита почти не имел членораздельной речи.


Просмотров: 2312 05.07.09 19:36 by siteman
Редактировалось: 05.07.09 19:49








Что умеет Нигма? :: Что понимает Нигма? :: Коллекция Нигма-фич

 




 Пользователю
Регистрация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня  
Забыли пароль?

Дополнительные сервисы доступны после регистрации!


ВХОД НА ФОРУМЫ
Регистрация
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?



Реклама:


Подписаться через FeedBurner

Ваш E-mail:

Delivered by FeedBurner


Рассылки Subscribe.Ru
Соединяющий Миры
Подписаться письмом

Рассылка 'Соединяющий Миры'


Код создан генератором  http://android-mobile.ru/qr-code/generator



Плюс Один за
Соединяющий Миры


Оцените наш проект

 Информация
Часовые пояса Земли



Праздники сегодня




Страна Анекдотов



Виртуальный телескоп


Текущее положение МКС
Текущее положение МКС

Солнце real-time
Солнце real-time

Пpoгнoз мaгнитныx буpь